Применение блокаторов Н2-рецепторов гистамина в гастроэнтерологии. Блокаторы н2 гистаминовых рецепторов при панкреатите


Блокаторы Н2 гистаминовых рецепторов: названия препаратов

Данная группа является среди фармакологических препаратов одной из ведущих, принадлежит к средствам выбора при лечении язвенных заболеваний. Открытие блокаторов Н2 гистаминовых рецепторов за последние два десятилетия считается крупнейшим в медицине, помогает в решении экономических (доступная стоимость) и социальных проблем. Благодаря препаратам Н2-блокаторов результаты терапии язвенных заболеваний значительно улучшились, хирургические вмешательства стали применяться по возможности реже, качество жизни пациентов улучшилось. "Циметидин" назвали «золотым стандартом» в лечении язвы, "Ранитидин" в 1998 году стал рекордсменом продаж в фармакологии. Большим плюсом является невысокая стоимость и при этом эффективность препаратов.

Использование

Блокаторы Н2 гистаминовых рецепторов применяют для лечения кислотозависимых болезней ЖКТ. Механизм воздействия – блокирование Н2 рецепторов (иначе их называют гистаминовыми) клеток слизистой желудка. По этой причине снижается продуцирование и поступление в просвет желудка соляной кислоты. Данная группа лекарств относится к антисекреторным противоязвенным препаратам.

Чаще всего блокаторы Н2 гистаминовых рецепторов используют в случаях проявлений язвенной болезни. Блокаторы Н2 не только уменьшают выработку соляной кислоты, но и подавляют пепсин, желудочная слизь при этом увеличивается, здесь повышается синтез простагладинов, увеличивается секреция бикарбонатов. Моторная функция желудка нормализуется, улучшается микроциркуляция.

Показания к применению Н2-блокаторов:

  • гастроэзофагеальный рефлюкс;
  • хронический и острый панкреатит;
  • диспепсия;
  • синдром Золлингера-Эллисона;
  • респираторные рефлюкс-индуцированные заболевания;
  • хронический гастрит и дуоденит;
  • пищевод Баррета;
  • поражения язвами слизистой пищевода;
  • язвенная болезнь желудка;
  • язвы лекарственные и симптоматические;
  • диспепсия хроническая с загрудинными и эпигастральными болями;
  • системный мастоцитоз;
  • для профилактики стрессовых язв;
  • синдром Мендельсона;
  • профилактика аспирационной пневмонии;
  • кровотечения верхнего отдела ЖКТ.

Блокаторы Н2 гистаминовых рецепторов: классификация препаратов

Существует классификация данной группы препаратов. Делятся они по поколениям:

  • К I поколению относится "Циметидин".
  • "Ранитидин" - блокатор Н2 гистаминовых рецепторов II поколения.
  • К III поколению относится "Фамотидин".
  • К IV поколению относится "Низатидин".
  • К V поколению относится "Роксатидин".

"Циметидин" меньше всего гидрофилен, за счет этого период полувыведения очень короткий, метаболизм печени при этом значимый. Блокатор взаимодействует с цитохромами Р-450 (микросомальным ферментом), при этом происходит изменение скорости печеночного метаболизма ксенобиотика. "Циметидин" является универсальным ингибитором печеночного метаболизма среди большинства лекарственных средств. В связи с этим он способен вступать в фармакокинетическое взаимодействие, поэтому возможна кумуляция и усиление рисков побочных эффектов.

Среди всех блокаторов Н2 "Циметидин" лучше проникает в ткани, что также приводит к усилению побочных эффектов. Он вытесняет эндогенный тестостерон из связи с периферическими рецепторами, тем самым обуславливая нарушения половых функций, приводит к снижению потенции, развивает импотенцию и гинекомастию. "Циметидин" может вызвать головные боли, диарею, транзиторные миалгии и артралгии, повышение креатинина крови, гематологические изменения, поражения ЦНС, иммуносупрессивные действия, кардиотоксические действия. Блокатор Н2 гистаминовых рецепторов III поколения – "Фамотидин" - меньше проникает в ткани и органы, тем самым количество побочных явлений уменьшается. Не вызывают половых расстройств и препараты последующих поколений – "Ранитидин", "Низатидин", "Роксатидин". Все они не взаимодействуют с андрогенами.

Сравнительные характеристики препаратов

Появились описания блокаторов Н2 гистаминовых рецепторов (препараты поколения экстра-класса), название – "Эбротидин", особняком выделен "Ранитидин висмута цитрат", это не простая смесь, а комплексное соединение. Здесь основа - ранитидин - связывается с трехвалентным висмуса цитратом.

Блокатор Н2 гистаминовых рецепторов III поколения "Фамотидин" и II – "Ранитидин" - имеют большую селективность, нежели "Циметидин". Селективность – явление дозозависимое и относительное. "Фамотидин" и "Ранитидин" более избирательно, чем "Цинитидин", влияют на Н2-рецепторы. Для сравнения: "Фамотидин" мощнее "Ранитидина" в восемь раз, "Цинитидина" – в сорок раз. Различия в силе определяются по данным об эквивалентности доз различных Н2-блокаторов, которые воздействуют на подавление соляной кислоты. Сила связей с рецепторами определяет также длительность воздействия. Если препарат сильно связан с рецептором, диссоциирует медленно, обуславливается продолжительность эффекта. На базальную секрецию "Фамотидин" воздействует наиболее длительно. Как показывают исследования, "Циметидин" обеспечивает снижение базальной секреции на протяжении 5 часов, "Ранитидин" – 7-8 часов, 12 часов - "Фамотидин".

Н2-блокаторы принадлежат группе гидрофильных лекарственных веществ. Среди всех поколений "Циметидин" менее других гидрофильный, при этом умеренно липофильный. Это и дает ему возможность легкого проникновения в различные органы, воздействия на Н2-рецепторы, что приводит к множеству побочных эффектов. "Фамотидин" и "Ранитидин" считаются высокогидрофильными, они плохо проникают через ткани, преимущественное их воздействие на Н2-рецепторы париетальных клеток.

Максимальное число побочных эффектов у "Циметидина". "Фамотидин" и "Ранитидин", благодаря изменениям в химической структуре, не воздействуют на метаболизирующие печеночные ферменты и дают меньшее количество побочных явлений.

История

История данной группы Н2-блокаторов началась в 1972 году. Английская компания в лабораторных условиях под руководством Джеймса Блэка исследовала и синтезировала огромное количество соединений, которые по структуре были схожи с молекулой гистамина. После того как безопасные соединения были выявлены, их передали на клинические исследования. Самый первый блокатор буриамид был не совсем эффективным. Его структура была изменена, получился метиамид. Исследования клинические показали большую эффективность, но проявилась большая токсичность, которая проявилась в форме гранулоцитопении. Дальнейшие работы привели к тому, что был открыт "Циметидин" (I поколение препаратов). Препарат прошел успешные клинические испытания, в 1974 году его одобрили. Тогда-то стали использовать блокаторы Н2 гистаминовых рецепторов в клинической практике, это была революция в гастроэнтерологии. Джеймс Блэк в 1988 году получил за это открытие Нобелевскую премию.

Наука не стоит на месте. Из-за множественных побочных эффектов "Циметидина" фармакологи стали держать ориентир на поиск более эффективных соединений. Так были открыты и другие новые блокаторы Н2 гистаминовых рецепторов. Препараты снижают секрецию, но не влияют на ее стимуляторы (ацетилхолин, гастрин). Побочные эффекты, «кислотный рикошет» ориентируют ученых на поиски новых средств для снижения кислотности.

Устаревшее лекарство

Существует более современный класс лекарств – ингибиторы протоновой помпы. Они превосходят по кислотоподавлению, по минимуму побочных эффектов, по времени воздействия блокаторы Н2 гистаминовых рецепторов. Препараты, названия которых перечислены выше, все равно в клинической практике применяются довольно часто в силу генетики, по экономическим соображениям (чаще это "Фамотидин" или "Ранитидин").

Антисекреторные современные средства, применяемые для снижения количества соляной кислоты, делятся на два больших класса: ингибиторы протонной помпы (ИПП), а также блокаторы Н2 гистаминовых рецепторов. Препараты последние характеризуются эффектом тахифилаксии, когда повторный прием вызывает снижение лечебного эффекта. У ИПП нет такого недостатка, поэтому их, в отличие от блокаторов Н2, рекомендуют к длительной терапии.

Феномен развития тахифилаксии при приеме Н2-блокаторов наблюдается с начала терапии в течение 42 часов. При лечении язвенных гастродуоденальных кровотечений не рекомендуется применять Н2-блокаторы, предпочтение отдается ингибиторам протоновой помпы.

Резистентность

В некоторых случаях блокаторы гистаминовых Н2 рецепторов (классификация указана выше), а также препараты ИПП иногда вызывают резистентность. При проведении у таких больных мониторинга рН среды желудка не выявляется каких-либо изменений по уровню интрагастральной кислотности. Иногда выявляются случаи резистентности к какой-либо группе Н2 блокаторов 2 или 3 поколения либо к ингибиторам протонной помпы. Причем увеличение дозы в таких случаях не дает результата, необходимо подобрать другой тип лекарственного средства. Изучение некоторых Н2-блокаторов, а также омепразола (ИПП) показывает, что от 1 до 5% случаев не имеют изменений в суточной рН-метрии. При динамическом наблюдении за процессом лечения кислотозависимости наиболее рациональной считается схема, где суточная рН-метрия исследуется на первый, а затем на пятый и седьмой день терапии. Наличие больных с полной резистентностью указывает на то, что в медицинской практике не существует препарата, который бы обладал абсолютной эффективностью.

Побочные эффекты

Блокаторы Н2 гистаминовых рецепторов побочные эффекты вызывают с различной частотой. Применение "Циметидина" вызывает их в 3,2% случаев. "Фамотидин – 1,3%, "Ранитидин" – 2,7%. К побочным эффектам относятся:

  • Головокружение, головные боли, тревога, усталость, сонливость, путанное сознание, депрессия, возбуждение, галлюцинации, непроизвольные движения, нарушения зрения.
  • Аритмия, в том числе брадикардия, тахикардия, экстрасистолия, асистолия.
  • Диарея или запор, боли в животе, рвота, тошнота.
  • Острый панкреатит.
  • Гиперчувствительность (лихорадка, сыпь, миалгии, анафилактический шок, артралгии, мультиформная эритема, ангионевротический отек).
  • Изменения в функциональных пробах печени, смешанные или холистатические гепатиты с проявлениями желтухи или без нее.
  • Повышенный креатинин.
  • Нарушения кроветворения (лейкопения, панцитопения, гранулоцитопения, агранулоцитоз, тромбоцитопения, апластическая анемия и гипоплазия головного мозга, гемолитическая иммунная анемия.
  • Импотенция.
  • Гинекомастия.
  • Алопеция.
  • Снижение либидо.

Фамотидин больше всего побочных эффектов оказывает на желудочно-кишечный тракт, при этом часто развивается диарея, в редких случаях, наоборот, возникает запор. Диарея возникает из-за антисекреторного воздействия. Из-за того, что количество соляной кислоты в желудке снижается, уровень рН повышается. При этом пепсиноген медленнее превращается в пепсин, который помогает расщеплению белков. Пищеварение нарушается, и чаще всего развивается диарея.

Противопоказания

К блокаторам Н2 гистаминовых рецепторов относится ряд препаратов, которые имеют следующие противопоказания к применению:

  • Нарушения в работе почек и печени.
  • Цирроз печени (портосистемная энцефалопатия в анамнезе).
  • Лактация.
  • Гиперчувствительность к какому-либо препарату данной группы.
  • Беременность.
  • Дети возраста до 14 лет.

Взаимодействие с другими средствами

Блокаторы Н2 гистаминовых рецепторов, механизм действия которых теперь понятен, имеют определенные фармакокинетические лекарственные взаимодействия.

Всасывание в желудке. Из-за антисекреторных эффектов Н2-блокаторы способны влиять на всасывание тех лекарств-электролитов, где есть зависимость от рН, так как у препаратов может снижаться степень диффузии и ионизация. "Циметидин" способен снизить всасывание таких средств, как "Антипирин", "Кетоконазол", "Аминазин" и различные препараты железа. Чтобы избежать подобных нарушений всасывания, лекарственные препараты необходимо принимать за 1-2 часа до использования Н2-блокаторов.

Печеночный метаболизм. Блокаторы Н2 гистаминовых рецепторов (препараты I поколения особенно) активно взаимодействуют с цитохромом Р-450, который является главным окислителем печени. Период полувыведения при этом увеличивается, может спролонгироваться действие и проявиться передозировка лекарственного препарата, который метаболизируется больше, чем на 74%. Сильнее всех в реакцию с цитохромом Р-450 вступает "Циметидин", в 10 раз больше, чем "Ранитидин". Взаимодействие с "Фамотидином" совсем не происходит. По этой причине при использовании "Ранитидина" и "Фамотидина" не происходит нарушение печеночного метаболизма лекарственных средств, либо оно проявляется в незначительной степени. При использовании "Циметидина" клиренс у препаратов снижен примерно на 40%, а это клинически значимо.

Скорость печеночного кровотока. Возможно снижение скорости печеночного кровотока до 40% при использовании "Циметидина", а также "Ранитидина", возможно уменьшение присистемного метаболизма препаратов высокого клиренса. "Фамотидин" в этих случаях не вносит изменений в скорость портального кровотока.

Канальцевая экскреция почек. Н2-блокаторы эксретируются при активной секреции канальцев почек. В этих случаях возможны взаимодействия с параллельными лекарственными средствами, если их экскрекция осуществляется по тем же механизмам. "Иметидин" и "Ранитидин" способны снизить почечную экскрекцию до 35% новокаинамида, хинидина, ацетилновокаинамида. "Фамотидин" не оказывает изменений на выведение перечисленных препаратов. Кроме этого, его терапевтическая доза способна обеспечить низкую концентрацию в плазме, которая не будет в значительной степени конкурировать с другими средствами на уровнях кальциевой секреции.

Фармакодинамические взаимодействия. Взаимодействие Н2-блокаторов с группами других антисекреторных препаратов способно увеличить терапевтическую эффективность (например, с холиноблокаторами). Комбинация со средствами, которые воздействуют на хеликобактер (препараты метронидазола, висмута, тетрациклина, кларитромицина, амоксициллина), ускоряет затягивание пептических язв.

Фармакодинамические неблагоприятные взаимодействия установлены при совмещении с препаратами, в состав которых входит тестостерон. "Циметидином" гормон вытесняется из связи с рецепторами на 20%, концентрация в плазме крови при этом увеличивается. "Фамотидин" и "Ранитидин" не оказывают подобного действия.

Торговые наименования

В нашей стране зарегистрированы и допустимы к продаже следующие препараты Н2-блокаторов:

"Циметидин"

Торговые наименования: "Альтрамет", "Беломет", "Апо-циметидин", "Йенаметидин", "Гистодил", "Ново-циметин", "Нейтронорм", "Тагамет", "Симесан", "Примамет", "Цемидин", "Улькометин", "Улкузал", "Цимет", "Цимегексаль", "Цигамет", "Циметидин-Ривофарм", "Циметидин Ланнахер".

"Ранитидин"

Торговые наименования: "Ацилок", "Ранитидин Врамед", "Ацидекс", "Аситэк", "Гистак", "Веро-ранитидин", "Зоран", "Зантин", "Ранитидин Седико", "Зантак", "Ранигаст", "Раниберл 150", "Ранитидин", "Ранисон", "Ранисан", "Ранитидин Акос", "Ранитидин БМС", "Ранитин", "Рантак", "Рэнкс", "Рантаг", "Язитин", "Ульран", "Улкодин".

"Фамотидин"

Торговые наименования: "Гастероген", "Блокацид", "Антодин", "Квамател", "Гастросидин", "Лецедил", "Ульфамид", "Пепсидин", "Фамонит", "Фамотел", "Фамосан", "Фамопсин", "Фамотидин Акос", "Фамоцид", "Фамотидин Апо", "Фамотидин Акри".

"Низатидин". Торговое наименование "Аксид".

"Роксатидин". Торговое наименование "Роксан".

"Ранитидина висмут цитрат". Торговое наименование "Пилорид".

fb.ru

Применение блокаторов Н2-рецепторов гистамина в гастроэнтерологии

20 октября, 2011 год

4088

Поделиться

К.м.н. А.В. ОхлобыстинММА имени И.М. Сеченова

Блокаторы Н2–рецепторов гистамина до сих пор являются одними из наиболее распространенных лекарственных препаратов, которые используются при лечении язвенной болезни. Это связано прежде всего с их выраженными антисекреторными свойствами, но кроме того, Н2–блокаторы подавляют базальную и стимулированную выработку пепсина, увеличивают продукцию желудочной слизи, повышают синтез простагландинов в слизистой желудка, увеличивают секрецию бикарбонатов, улучшают микроциркуляцию в слизистой оболочке, нормализуют моторную функцию желудка и двенадцатиперстной кишки. Обнаружено также положительное влияние Н2–блокаторов на нормализацию ультраструктурных показателей желудочного эпителия [1].

Первые препараты данного класса были синтезированы в 1972 г., однако они имели большое количество побочных эффектов, в частности, токсическое влияние на костный мозг [8]. В то же время циметидин первый препарат, вошедший в широкую клиническую практику, также обладает серьезными побочными действиями. Так, введение этого препарата стимулирует секрецию пролактина, что может вызывать появление гинекомастии; наблюдается снижение уровня инсулина в плазме крови, что вызывает появление сниженной толерантности к глюкозе на фоне приема циметидина [8]. Циметидин блокирует также периферические рецепторы мужских половых гормонов [3], он может вызвать повышение тестостерона в крови, оказывать гепатотоксическое действие (снижение кровотока в печени, повышение уровня трансаминаз), блокирование системы цитохрома Р450, повышение уровня креатинина в крови, поражение центральной нервной системы, гематологические изменения, кардиотоксические эффекты, иммуносупрессивное действие [7].

Изменение внутрижелудочного рН у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки после однократного приема 200 мг циметидина внутрь исследовал В. Матов [4]. Начало ответа рН наблюдалось в среднем через 45 минут после приема таблетки циметидина, эффект достигал максимума через 135 минут и продолжался в течение 3,5 часов. Во время действия препарата в теле желудка рН поддерживался на уровне выше 3,0 ед (т.е. на слабокислом уровне, необходимом для заживления язв желудка и двенадцатиперстной кишки), в антральном отделе выше 5,0 ед в течение 2 ч 45 мин. Эффективность циметидина в значительной степени зависит от исходного уровня кислотности: активность препарата была значительно более высокой у больных с нормацидностью (8 человек) и компенсированной гиперацидностью (11 человек) по сравнению с пациентами, у которых наблюдалась декомпенсированная гиперацидность (11 человек).

При декомпенсированной гиперацидности внутрижелудочный рН превышал 3,0 ед в теле желудка лишь в течение 0,5 ч, а 5,0 ед в антральном отделе в течение 1 ч. У остальных пациентов удавалось поддерживать рН в желудке на этих уровнях в течение 3,5 часов. В другом исследовании прием 1 таблетки (200 мг) циметидина вызывал повышение внутрижелудочного рН у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки уже через 30 минут с достижением максимального значения 8,26ア0,77 ед через 90 минут. Уровень рН сохранялся на щелочных значениях в течение 2,5 часов [9].

На фоне приема циметидина в дозе 8001000 мг в сутки рубцевание язв двенадцатиперстной кишки через 4 недели наблюдалось у 78% больных [2]. Применение циметидина у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки вызывает рубцевание язв через 3 недели у 58,8% пациентов, средние сроки рубцевания составляют при этом 27,3ア3,4 дня [8].

Низатидин при однократном приеме в дозе 300 мг на ночь вызывал достоверное повышение среднего рН тела желудка у больных с дуоденальными язвами как за ночной период, так и за полные сутки по сравнению с записью до лечения [23].

На выраженность эффекта Н2блокаторов оказывают влияние время их приема и зависимость от приема пищи. При относительно раннем приеме низатидина и раннем ужине (18.00) достигался достоверно более высокий уровень рН за 21 час (2,50 ед) по сравнению с ранним приемом препарата и поздним ужином (21.00) [14].

Прием ранитидина по 150 мг 2 раза в сутки способствует восстановлению спонтанного ночного защелачивания желудка у больных язвенной болезнью [12]. Прием Н2блокаторов в дозах, превышающих средние (напр., по 300 мг ранитидина 2 раза в сутки), позволяет добиться антисекреторного эффекта, сопоставимого с таковым омепразола [15], что подтверждает положение о взаимосвязи между выраженностью антисекреторного и противоязвенного эффектов. Было показано, что у курящих больных Н2блокаторы менее эффективно подавляют секрецию соляной кислоты [31].

Средние сроки исчезновения болей в животе при приеме 300 мг ранитидина в сутки составляют 2,6ア0,5 дня. Прием 300 мг ранитидина в сутки, по данным разных авторов, обеспечивает рубцевание язв двенадцатиперстной кишки у 4660% больных через 2 недели лечения и у 7489% через 4 недели [18,19].

Фамотидин (Квамател) относится к 3му поколению блокаторов Н2рецепторов гистамина. Этот препарат может использоваться у больных с почечной недостаточностью (в более низких дозах в соответствии со степенью снижения клиренса креатинина).

Известно, что фамотидин превосходит по своей активности ранитидин, роксатидин и циметидин. Доза фамотидина, равная 5 мг, эквивалентна 300 мг циметидина. Эффект циметидина, ранитидина и фамотидина наступает примерно в одинаковые сроки после приема, однако продолжительность действия фамотидина значительно больше в 2 раза по сравнению с циметидином [10]. После внутривенного ведения 20 мг фамотидина период полужизни препарата составляет 3,8 ч [17]. Широкое применение, которое находит фамотидин в современной клинической практике, связано с тем, что этот препарат имеет очень небольшое количество побочных эффектов. Фамотидин на оказывает гепатотоксического действия, не блокирует систему цитохрома Р450, не повышает уровень креатинина в плазме, не проникает через гематоэнцефалический барьер и не вызывает нервнопсихических нарушений. При ежедневном приеме 40 мг фамотидина в течение 4х недель не происходит изменения уровней пролактина, тестостерона, фолликулостимулирующего и лютеинизирующего гормонов. После перорального приема 40 мг фамотидина или внутривенного введения 20 мг препарата не происходит изменения уровня артериального давления, частоты сердечных сокращений и картины ЭКГ. Прием фамотидина в дозе 40 мг дважды в сутки не нарушает процесс эвакуации из желудка и не влияет на функцию поджелудочной железы. Как свидетельствует H.G. Dammann [13], на основании данных о применении фамотидина в дозе 40 мг/сут у 10814 больных в Германии, вздутие живота возникает лишь в 1,17 % случаев, запоры в 0,20 %, поносы в 0,31 %, кожные реакции в 1,12 %.

У здоровых добровольцев однократный прием фамотидина в дозе от 5 до 20 мг вызывал снижение базального кислотообразования соответственно на 94 и 97% (J.L. Smith и соавт. [209] и R.W. McCallum и соавт. [1,6,7]). Продукция соляной кислоты после стимуляции пентагастрином снижалась соответственно на 4190%. Фамотидин в разовой дозе 10 и 20 мг оказывал достоверно более выраженное ингибирующее действие на выработку соляной кислоты в желудке по сравнению с циметидином в дозе 300 мг (р<0,05). По свидетельству R. Ryan [22], пероральный прием 20 и 40 мг фамотидина обеспечивает эффективный контроль секреции соляной кислоты в течение 9,5 часов. Прием 20 мг фамотидина в 20 ч на ночную секрецию соляной кислоты у 10 здоровых лиц вызвал снижение продукции соляной кислоты по сравнению с приемом плацебо на 93,8 % (p<0,01), которое сохранялось в течение 12 часов (Y. Fukuda и соавт. 1987). После перорального приема 1 таблетки фамотидина (40 мг), покрытой оболочкой, повышение рН более 3,5 ед в теле желудка у здоровых добровольцев наступает через 56,5 мин, после этого происходит стабилизация рН на протяжении 11 часов [20].

Исследования, которые выполнялись с использованием внутривенных инъекций фамотидина, также показали высокую эффективность этого препарата. Тем не менее в исследовании L.S. Welage (1988) наблюдалась достоверно более высокая эффективность фамотидина в дозе 20 мг дважды в день по сравнению с циметидином в дозе 300 мг 4 раза в день при внутривенном введении у 42х больных отделения интенсивной терапии (p<0,001). В работе A. AlQuorain и соавт. (1994) показана более высокая эффективность фамотидина по сравнению с ранитидином при внутривенном введении больным, находящимся в критическом состоянии. При введении 20 мг фамотидина каждые 12 часов уровень рН желудочного сока был достоверно выше (p<0,05), чем при введении 50 мг ранитидина каждые 8 часов.

При внутривенном введении 20 мг фамотидина здоровым испытуемым начало действия препарата наблюдалось в среднем через 36,3ア11,9 мин, если инъекция проводилась в 14.00, и через 53,6ア22,3 мин при введении в 20.00. Продолжительность действия препарата составляла 6,0ア1,1 ч и 11,4ア1,6 ч соответственно [16]. Данные, которые были получены в ходе исследования с помощью двойного слепого метода при внутривенном капельном введении фамотидина в дозе 3,2 или 4 мг/час, показывают высокую эффективность данного препарата как в периоды между приемами пищи, так и на высоте пищеварения [21].

Фамотидин обладает клинической эффективностью. Так, у больных язвенной болезнью при приеме препарата в дозе 40 мг/сут боли в животе исчезают в среднем через 2,4ア0,8 дня. При использовании Кваматела у группы больных язвенной болезнью (11 больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, 3 больных язвенной болезнью желудка) в дозе 40 мг однократно на ночь уменьшение болей в животе наблюдалось в среднем через 3,9 дня, исчезновение через 6,8 дня. У двух пациентов боли полностью не купировались в течение 14 дней терапии. В сроки до 2х недель язвы зарубцевались у 13 больных (93%). Применение фамотидина в дозе 40 мг/сут в качестве монотерапии у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки вызывает исчезновение болей в животе в среднем через 7,8ア4,6 дней, пальпаторной болезненности через 9,6ア5,3 дня, рубцевание язв через 20,5ア2,2 дня (сроки достоверно более короткие по сравнению с контрольной группой, получавшей терапию холинолитиками, антацидами, репарантами) [6]. Прием фамотидина в дозе 40 мг/сут позволяет достичь рубцевания язв двенадцатиперстной кишки в течение 4 нед.

у 7995% больных, в течение 6 нед. у 9597%. По другим данным фамотидин в дозе 40 мг/сут вызывал рубцевание язв двенадцатиперстной кишки у 86,3% больных через 4 недели приема [5]. По данным А.А. Шептулина, прием Н2блокаторов в средних дозах (ранитидин 300 мг/сут или фамотидин 40 мг/сут) вызывает рубцевание язв двенадцатиперстной кишки за 4 недели у 7593% больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, при этом различий в терапевтической эффективности двух препаратов не наблюдается.

Поддерживающая терапия с использованием однократного приема Н2блокаторов на ночь с успехом может использоваться для профилактики рецидивов язвенной болезни или для купирования симптомов гиперацидности. В течение 1 года симптомы обострения развиваются у 20% больных по сравнению с 6070% больных, которые не получали лечения. Поддерживающий прием Н2блокаторов достоверно снижает частоту развития осложнений язвенной болезни, в частности, достоверно снижает риск развития повторных кровотечений. В то же время следует учитывать, что при отмене приема язвенная болезнь рецидивирует с той же частотой, как и у больных, не получавших лечения (рис. 1). В связи с этим в настоящее время больным проводят эрадикацию инфекции H.pylori (в том числе и с использованием Н2блокаторов), которая дает стойкий противорецидивный эффект. Интересно, что по данным некоторых исследователей применение фамотидина в схемах эрадикационной терапии столь же эффективно, как и использование омепразола [25].

Рис. 1. Рецидивирование язвенной болезни 12-перстной кишки при различной тактике ведения (J.H. Walsh, R.Fass, 1997)

Эффективность Н2–блокаторов неодинакова у различных групп пациентов, в частности, серьезным фактором, снижающим эффективность этих препаратов, является курение. Прием низатидина по 300 мг/сут у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки (21 человек) и желудка (4) привел к исчезновению болей в животе в среднем через 5,8±0,4 дня (от 2 до 12), при этом у некурящих больных наблюдалось более быстрое исчезновение болей – 3,2±0,2 (от 1 до 4 дней), чем у курящих – 7,6±0,6 (от 5 до 12 дней). Таким образом, курение оказывает влияние не только на возникновение язвенной болезни, но и ухудшает эффективность терапии. Как свидетельствуют данные The RUDER study group [11], факторами, определяющими более высокую частоту рецидивов язвенной болезни двенадцатиперстной кишки на фоне поддерживающего приема Н2–блокаторов (ранитидин в дозе 150 мг в сутки), являются наличие эрозий вне зоны локализации зарубцевавшейся язвы, курение в настоящем или прошлом и некоторые другие.

К сожалению, существует группа пациентов, резистентных к Н2блокаторам гистамина (так же как и существуют больные, например, резистентные к ингибиторам протонной помпы). Резистентность к Н2блокаторам наблюдается по клиническим данным у 1525% всех больных язвенной болезнью. По данным лекарственной пробы с циметидином при внутрижелудочной рНметрии это наблюдалось у 11,5% больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки и хроническим гастродуоденитом.

При лечении язвенной болезни у большинства пациентов бывает достаточно приема Н2блокаторов 1 или 2 раза в сутки. При этом состояния, которые сопровождаются более выраженной гиперацидностью, такие как синдром ЗоллингераЭллисона, требуют более частого назначения каждые 4 часа.

Частый прием блокаторов Н2рецепторов гистамина у больных рефлюксэзофагитом приближает их эффективность к действию омепразола. Н2блокаторы позволяют достоверно уменьшить изжогу, хотя эндоскопические признаки эзофагита стихают лишь у 60% больных через 12 недель терапии. Использование Н2блокаторов при рефлюксэзофагите по эффективности находится на одном уровне с монотерапией цизапридом и может быть рекомендовано у больных эзофагитом легкой степени тяжести. Кроме того, добавление Н2блокаторов в вечернее время к терапии ингибиторами протонной помпы позволяет лучше контролировать ночные симптомы гастроэзофагеальной рефлюксной болезни [24].

Н2блокаторы находят применение при лечении больных хроническим панкреатитом, поскольку угнетение желудочной секреции уменьшает освобождение секретина слизистой оболочкой двенадцатиперстной кишки и в результате снижается объем секрета поджелудочной железы, уменьшается внутрипротоковая гипертензия. С этой целью используют двукратный прием Н2блокаторов в дозах, применяемых для лечения язвенной болезни (например, по 20 мг фамотидина в утренние часы + 40 мг в вечернее время).

Блокаторы Н2гистаминовых рецепторов широко применяются в ревматологии для профилактики образования ォлекарственныхサ язв двенадцатиперстной кишки и желудка (в более высоких дозах) у больных, принимающих нестероидные противовоспалительные препараты. При этом они более эффективны, чем антациды, сукральфат и простагландины (мизопростол).

Таким образом, несмотря на появление новых, более мощных антисекреторных препаратов, таких как ингибиторы протонной помпы, Н2блокаторы остаются широко распространенной группой средств, которые находят применение во многих областях гастроэнтерологии, прежде всего благодаря очень привлекательному соотношению цена/эффективность.

Литература:

1. Дамианов Б., Матов В., Жейнова Д. Ултраструктурни механизми на на антиацидния эфект на биомет при болни с дуоденална язва // Вутр.Болес. 1985. т.24. №1. с. 2230.

2. Дегтярева И.И., Семеунович С., Харченко Н.В. и др. Возможности применения современного антисекреторного препарата омепразола // Клин. мед. 1994. т. 72. №6. С.3840.

3. Дедов И.И., Шилин Д.Е., Арефьева О.А. Эндокринные эффекты циметидина // Клин. мед. 1993. т. 71. №2. С. 1116.

4. Матов В. Эфект на еднократна доза симетидин ォФармахимサ вурху рН на стомаха // Вутр. Болес. 1987. т.26. №3. с. 5056.

5. Мягкова Л.П., Голочевская В.С., Лапина Т.Л. Блокаторы Н2гистаминовых рецепторов 23го поколений в лечении язвенной болезни // Клин. фармакология и терапия. 1993. №2. с. 3335.

6. Огурцов П.П., Жарков О.Б., Моисеев В.С. Сравнение эффективности ульфамида и энпростила в лечении язвенной болезни // Клин. фармакология и терапия. 1993. №2. с. 2225.

7. Серебрянская М.В., Масенко В.П. Динамика содержания простагландина Е у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки при различных видах лечения // Клин. мед. 1993. т.71. №71. С. 4547.

8. Смагин В.Г., Минушкин О.Н., Булгаков С.А. и др. Опыт лечения язвенной болезни двенадцатиперстной кишки блокаторами Н2гистаминовых рецепторов / Тер. архив. 1986. том 58. №2. С. 2530.

9. Циммерман Я.С., Сыман Л.Н., Голованова Е.С. Опыт объективной оценки действия циметидина блокатора Н2рецепторов гистамина у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки. // Тер. архив. 1986. т. 58. №2. С. 3135.

10. Шептулин А.А. Современные антисекреторные препараты в лечении язвенной болезни // Клин. мед. 1994. т. 72. № 1. стр. 1215.

11. Armstrong D., Arnold R., Classen M. et al., The RUDER Study group RUDER a prospective, twoyear, multicenter study of risk factors for duodenal ulcer relapse during maintenance therapy with ranitidine // Dig Dis Sci. 1994. vol 39. P.14251433.

12. Bianco A., Cagossi M., Piraccini R., Greco A.V. Twenty four hour intragastric pH metry: h3receptor antagonist restoration of nightly gastric spontaneous alkalinization in duodenal ulcer healing. // Riv. Eur. Sci. Med. Farmacol. 1992. vol.14. ?5. P. 281291.

13. Dammann H.G. et al. Compatibility profile of famotidine. In Famotidine heute (Dammann H.G. et al., eds). SpringerVerlag, Berlin. 1989, P. 93102.

14. Duroux P., Emde C., Bauerfeind P. et al. Early evening nizatidine intake with a meal optimizes the antisecretory effect. // Aliment. Pharmacol. Ther. 1993. Feb; ?7(1). P. 4754.

15. Fiorucci S., Santucci L., Morelli A. Effect of omeprazole and high doses of ranitidine on gastric acidity and gastroesophageal reflux in patients with moderatesevere esophagitis // Am. J. Gastroenterol. 1990. ?85 (11) P. 14581462.

16. Gladziwa U., Wagner S., Dakshinamurty K.V. et al. Intragastric longterm pHmetry in hemodialysis patients: A study with famotidine. // Clin. Nephrol. 1991. Aug; ?36 (2). P. 97102.

17. Gladziwa U., Wagner S., Dakshinamurty K.V. et al. Pharmacokinetics and pharmacodynamics of famotidine in patients with reflux oesophagitis. // Eur. J. Clin. Pharmacol. 1993. ? 44(4). P. 357360.

18. Licht H., Lemaire M. Lansoprasole versus ranitidine in duodenal ulcer (DU): a French multicenter study // Gastroenterology. 1992. vol.98. A78.

19. Londong W., Barth H., Damman H.G. et al. Doserelated healing of duodenal ulcer with the proton pump inhibitor lansoprasole // Aliment. Pharmacol. Ther. 1991. vol. 5. P. 245254.

20. Loser C., Burlage M., Folsch U.R. Einfluss von Ranitidin und Famotidin auf das intragastrale pHProfil von gesunden Probanden. Randomisierte CrossoverPrufung mit RanitidinBrausetabletten (300 mg) versus FamotidinFilmtabletten (40 mg). // Arzneimittelforschung. 1994. May ?44 (5). P. 626629.

21. Merki H.S., Witzel L., Walt R.P. et al. Double blind comparison of the effects of cimetidine, ranitidine, famotidine and placebo on intragastric acidity in 30 normal volunteers // Gut. 1988, N29. P.8184.

22. Ryan R. Clinical pharmacology of phamotidine: Summary of data from the United States // Ital. J. Gastroenterolgy. 1984. ?16. P. 171174.

23. Savarino V., Mela G.S., Zentilin P. et al. Lack of gastric acid rebound after stopping a successful shortterm course of nizatidine in duodenal ulcer patients. // Am. J. Gastroenterol. 1991. vol.86. ?3. P. 281284.

24. Xue S, Katz PO, Banerjee P, Tutuian R, Castell DO. Bedtime h3 blockers improve nocturnal gastric acid control in GERD patients on proton pump inhibitors. Aliment Pharmacol Ther 2001 Sep;15(9):13516

25. Hsu CC, Chen JJ, Hu TH, Lu SN, Changchien CS. Famotidine versus omeprazole, in combination with amoxycillin and tinidazole, for eradication of Helicobacter pylori infection. Eur J Gastroenterol Hepatol 2001 Aug;13(8):9216

Опубликовано с разрешения администрации  Русского Медицинского Журнала.

www.medcentre.com.ua

Применение блокаторов Н2–рецепторов гистамина в гастроэнтерологии | Охлобыстин А.В.

Для цитирования: Охлобыстин А.В. Применение блокаторов Н2–рецепторов гистамина в гастроэнтерологии // РМЖ. 2002. №1. С. 7

Блокаторы Н2–рецепторов гистамина до сих пор являются одними из наиболее распространенных лекарственных препаратов, которые используются при лечении язвенной болезни. Это связано прежде всего с их выраженными антисекреторными свойствами, но кроме того, Н2–блокаторы подавляют базальную и стимулированную выработку пепсина, увеличивают продукцию желудочной слизи, повышают синтез простагландинов в слизистой желудка, увеличивают секрецию бикарбонатов, улучшают микроциркуляцию в слизистой оболочке, нормализуют моторную функцию желудка и двенадцатиперстной кишки. Обнаружено также положительное влияние Н2–блокаторов на нормализацию ультраструктурных показателей желудочного эпителия [1].

Первые препараты данного класса были синтезированы в 1972 г., однако они имели большое количество побочных эффектов, в частности, токсическое влияние на костный мозг [8]. В то же время циметидин – первый препарат, вошедший в широкую клиническую практику, также обладает серьезными побочными действиями. Так, введение этого препарата стимулирует секрецию пролактина, что может вызывать появление гинекомастии; наблюдается снижение уровня инсулина в плазме крови, что вызывает появление сниженной толерантности к глюкозе на фоне приема циметидина [8]. Циметидин блокирует также периферические рецепторы мужских половых гормонов [3], он может вызвать повышение тестостерона в крови, оказывать гепатотоксическое действие (снижение кровотока в печени, повышение уровня трансаминаз), блокирование системы цитохрома Р–450, повышение уровня креатинина в крови, поражение центральной нервной системы, гематологические изменения, кардиотоксические эффекты, иммуносупрессивное действие [7]. Изменение внутрижелудочного рН у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки после однократного приема 200 мг циметидина внутрь исследовал В. Матов [4]. Начало ответа рН наблюдалось в среднем через 45 минут после приема таблетки циметидина, эффект достигал максимума через 135 минут и продолжался в течение 3,5 часов. Во время действия препарата в теле желудка рН поддерживался на уровне выше 3,0 ед (т.е. на слабокислом уровне, необходимом для заживления язв желудка и двенадцатиперстной кишки), в антральном отделе – выше 5,0 ед в течение 2 ч 45 мин. Эффективность циметидина в значительной степени зависит от исходного уровня кислотности: активность препарата была значительно более высокой у больных с нормацидностью (8 человек) и компенсированной гиперацидностью (11 человек) по сравнению с пациентами, у которых наблюдалась декомпенсированная гиперацидность (11 человек). При декомпенсированной гиперацидности внутрижелудочный рН превышал 3,0 ед в теле желудка лишь в течение 0,5 ч, а 5,0 ед в антральном отделе – в течение 1 ч. У остальных пациентов удавалось поддерживать рН в желудке на этих уровнях в течение 3,5 часов. В другом исследовании прием 1 таблетки (200 мг) циметидина вызывал повышение внутрижелудочного рН у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки уже через 30 минут с достижением максимального значения 8,26±0,77 ед через 90 минут. Уровень рН сохранялся на щелочных значениях в течение 2,5 часов [9]. На фоне приема циметидина в дозе 800–1000 мг в сутки рубцевание язв двенадцатиперстной кишки через 4 недели наблюдалось у 78% больных [2]. Применение циметидина у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки вызывает рубцевание язв через 3 недели у 58,8% пациентов, средние сроки рубцевания составляют при этом 27,3±3,4 дня [8]. Низатидин при однократном приеме в дозе 300 мг на ночь вызывал достоверное повышение среднего рН тела желудка у больных с дуоденальными язвами как за ночной период, так и за полные сутки по сравнению с записью до лечения [23]. На выраженность эффекта Н2–блокаторов оказывают влияние время их приема и зависимость от приема пищи. При относительно раннем приеме низатидина и раннем ужине (18.00) достигался достоверно более высокий уровень рН за 21 час (2,50 ед) по сравнению с ранним приемом препарата и поздним ужином (21.00) [14]. Прием ранитидина по 150 мг 2 раза в сутки способствует восстановлению спонтанного ночного защелачивания желудка у больных язвенной болезнью [12]. Прием Н2–блокаторов в дозах, превышающих средние (напр., по 300 мг ранитидина 2 раза в сутки), позволяет добиться антисекреторного эффекта, сопоставимого с таковым омепразола [15], что подтверждает положение о взаимосвязи между выраженностью антисекреторного и противоязвенного эффектов. Было показано, что у курящих больных Н2–блокаторы менее эффективно подавляют секрецию соляной кислоты [31]. Средние сроки исчезновения болей в животе при приеме 300 мг ранитидина в сутки составляют 2,6±0,5 дня. Прием 300 мг ранитидина в сутки, по данным разных авторов, обеспечивает рубцевание язв двенадцатиперстной кишки у 46–60% больных через 2 недели лечения и у 74–89% – через 4 недели [18,19]. Фамотидин (Квамател) относится к 3–му поколению блокаторов Н2–рецепторов гистамина. Этот препарат может использоваться у больных с почечной недостаточностью (в более низких дозах – в соответствии со степенью снижения клиренса креатинина). Известно, что фамотидин превосходит по своей активности ранитидин, роксатидин и циметидин. Доза фамотидина, равная 5 мг, эквивалентна 300 мг циметидина. Эффект циметидина, ранитидина и фамотидина наступает примерно в одинаковые сроки после приема, однако продолжительность действия фамотидина значительно больше – в 2 раза по сравнению с циметидином [10]. После внутривенного ведения 20 мг фамотидина период полужизни препарата составляет 3,8 ч [17]. Широкое применение, которое находит фамотидин в современной клинической практике, связано с тем, что этот препарат имеет очень небольшое количество побочных эффектов. Фамотидин на оказывает гепатотоксического действия, не блокирует систему цитохрома Р–450, не повышает уровень креатинина в плазме, не проникает через гематоэнцефалический барьер и не вызывает нервно–психических нарушений. При ежедневном приеме 40 мг фамотидина в течение 4–х недель не происходит изменения уровней пролактина, тестостерона, фолликулостимулирующего и лютеинизирующего гормонов. После перорального приема 40 мг фамотидина или внутривенного введения 20 мг препарата не происходит изменения уровня артериального давления, частоты сердечных сокращений и картины ЭКГ. Прием фамотидина в дозе 40 мг дважды в сутки не нарушает процесс эвакуации из желудка и не влияет на функцию поджелудочной железы. Как свидетельствует H.–G. Dammann [13], на основании данных о применении фамотидина в дозе 40 мг/сут у 10814 больных в Германии, вздутие живота возникает лишь в 1,17 % случаев, запоры – в 0,20 %, поносы – в 0,31 %, кожные реакции – в 1,12 %. У здоровых добровольцев однократный прием фамотидина в дозе от 5 до 20 мг вызывал снижение базального кислотообразования соответственно на 94 и 97% (J.L. Smith и соавт. [209] и R.W. McCallum и соавт. [1,6,7]). Продукция соляной кислоты после стимуляции пентагастрином снижалась соответственно на 41–90%. Фамотидин в разовой дозе 10 и 20 мг оказывал достоверно более выраженное ингибирующее действие на выработку соляной кислоты в желудке по сравнению с циметидином в дозе 300 мг (р<0,05). По свидетельству R. Ryan [22], пероральный прием 20 и 40 мг фамотидина обеспечивает эффективный контроль секреции соляной кислоты в течение 9,5 часов. Прием 20 мг фамотидина в 20 ч на ночную секрецию соляной кислоты у 10 здоровых лиц вызвал снижение продукции соляной кислоты по сравнению с приемом плацебо на 93,8 % (p<0,01), которое сохранялось в течение 12 часов (Y. Fukuda и соавт. 1987). После перорального приема 1 таблетки фамотидина (40 мг), покрытой оболочкой, повышение рН более 3,5 ед в теле желудка у здоровых добровольцев наступает через 56,5 мин, после этого происходит стабилизация рН на протяжении 11 часов [20]. Исследования, которые выполнялись с использованием внутривенных инъекций фамотидина, также показали высокую эффективность этого препарата. Тем не менее в исследовании L.S. Welage (1988) наблюдалась достоверно более высокая эффективность фамотидина в дозе 20 мг дважды в день по сравнению с циметидином в дозе 300 мг 4 раза в день при внутривенном введении у 42–х больных отделения интенсивной терапии (p<0,001). В работе A. Al–Quorain и соавт. (1994) показана более высокая эффективность фамотидина по сравнению с ранитидином при внутривенном введении больным, находящимся в критическом состоянии. При введении 20 мг фамотидина каждые 12 часов уровень рН желудочного сока был достоверно выше (p<0,05), чем при введении 50 мг ранитидина каждые 8 часов. При внутривенном введении 20 мг фамотидина здоровым испытуемым начало действия препарата наблюдалось в среднем через 36,3±11,9 мин, если инъекция проводилась в 14.00, и через 53,6±22,3 мин при введении в 20.00. Продолжительность действия препарата составляла 6,0±1,1 ч и 11,4±1,6 ч соответственно [16]. Данные, которые были получены в ходе исследования с помощью двойного слепого метода при внутривенном капельном введении фамотидина в дозе 3,2 или 4 мг/час, показывают высокую эффективность данного препарата как в периоды между приемами пищи, так и на высоте пищеварения [21]. Фамотидин обладает клинической эффективностью. Так, у больных язвенной болезнью при приеме препарата в дозе 40 мг/сут боли в животе исчезают в среднем через 2,4±0,8 дня. При использовании Кваматела у группы больных язвенной болезнью (11 больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, 3 больных язвенной болезнью желудка) в дозе 40 мг однократно на ночь уменьшение болей в животе наблюдалось в среднем через 3,9 дня, исчезновение – через 6,8 дня. У двух пациентов боли полностью не купировались в течение 14 дней терапии. В сроки до 2–х недель язвы зарубцевались у 13 больных (93%). Применение фамотидина в дозе 40 мг/сут в качестве монотерапии у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки вызывает исчезновение болей в животе в среднем через 7,8±4,6 дней, пальпаторной болезненности – через 9,6±5,3 дня, рубцевание язв – через 20,5±2,2 дня (сроки достоверно более короткие по сравнению с контрольной группой, получавшей терапию холинолитиками, антацидами, репарантами) [6]. Прием фамотидина в дозе 40 мг/сут позволяет достичь рубцевания язв двенадцатиперстной кишки в течение 4 нед. у 79–95% больных, в течение 6 нед. – у 95–97%. По другим данным фамотидин в дозе 40 мг/сут вызывал рубцевание язв двенадцатиперстной кишки у 86,3% больных через 4 недели приема [5]. По данным А.А. Шептулина, прием Н2–блокаторов в средних дозах (ранитидин 300 мг/сут или фамотидин 40 мг/сут) вызывает рубцевание язв двенадцатиперстной кишки за 4 недели у 75–93% больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, при этом различий в терапевтической эффективности двух препаратов не наблюдается. Поддерживающая терапия с использованием однократного приема Н2–блокаторов на ночь с успехом может использоваться для профилактики рецидивов язвенной болезни или для купирования симптомов гиперацидности. В течение 1 года симптомы обострения развиваются у 20% больных по сравнению с 60–70% больных, которые не получали лечения. Поддерживающий прием Н2–блокаторов достоверно снижает частоту развития осложнений язвенной болезни, в частности, достоверно снижает риск развития повторных кровотечений. В то же время следует учитывать, что при отмене приема язвенная болезнь рецидивирует с той же частотой, как и у больных, не получавших лечения (рис. 1). В связи с этим в настоящее время больным проводят эрадикацию инфекции H.pylori (в том числе и с использованием Н2–блокаторов), которая дает стойкий противорецидивный эффект. Интересно, что по данным некоторых исследователей применение фамотидина в схемах эрадикационной терапии столь же эффективно, как и использование омепразола [25]. Эффективность Н2–блокаторов неодинакова у различных групп пациентов, в частности, серьезным фактором, снижающим эффективность этих препаратов, является курение. Прием низатидина по 300 мг/сут у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки (21 человек) и желудка (4) привел к исчезновению болей в животе в среднем через 5,8±0,4 дня (от 2 до 12), при этом у некурящих больных наблюдалось более быстрое исчезновение болей – 3,2±0,2 (от 1 до 4 дней), чем у курящих – 7,6±0,6 (от 5 до 12 дней). Таким образом, курение оказывает влияние не только на возникновение язвенной болезни, но и ухудшает эффективность терапии. Как свидетельствуют данные The RUDER study group [11], факторами, определяющими более высокую частоту рецидивов язвенной болезни двенадцатиперстной кишки на фоне поддерживающего приема Н2–блокаторов (ранитидин в дозе 150 мг в сутки), являются наличие эрозий вне зоны локализации зарубцевавшейся язвы, курение в настоящем или прошлом и некоторые другие. К сожалению, существует группа пациентов, резистентных к Н2–блокаторам гистамина (так же как и существуют больные, например, резистентные к ингибиторам протонной помпы). Резистентность к Н2–блокаторам наблюдается по клиническим данным у 15–25% всех больных язвенной болезнью. По данным лекарственной пробы с циметидином при внутрижелудочной рН–метрии это наблюдалось у 11,5% больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки и хроническим гастродуоденитом. При лечении язвенной болезни у большинства пациентов бывает достаточно приема Н2–блокаторов 1 или 2 раза в сутки. При этом состояния, которые сопровождаются более выраженной гиперацидностью, такие как синдром Золлингера–Эллисона, требуют более частого назначения – каждые 4 часа. Частый прием блокаторов Н2–рецепторов гистамина у больных рефлюкс–эзофагитом приближает их эффективность к действию омепразола. Н2–блокаторы позволяют достоверно уменьшить изжогу, хотя эндоскопические признаки эзофагита стихают лишь у 60% больных через 12 недель терапии. Использование Н2–блокаторов при рефлюкс–эзофагите по эффективности находится на одном уровне с монотерапией цизапридом и может быть рекомендовано у больных эзофагитом легкой степени тяжести. Кроме того, добавление Н2–блокаторов в вечернее время к терапии ингибиторами протонной помпы позволяет лучше контролировать ночные симптомы гастроэзофагеальной рефлюксной болезни [24]. Н2–блокаторы находят применение при лечении больных хроническим панкреатитом, поскольку угнетение желудочной секреции уменьшает освобождение секретина слизистой оболочкой двенадцатиперстной кишки и в результате снижается объем секрета поджелудочной железы, уменьшается внутрипротоковая гипертензия. С этой целью используют двукратный прием Н2–блокаторов в дозах, применяемых для лечения язвенной болезни (например, по 20 мг фамотидина в утренние часы + 40 мг в вечернее время). Блокаторы Н2–гистаминовых рецепторов широко применяются в ревматологии для профилактики образования «лекарственных» язв двенадцатиперстной кишки и желудка (в более высоких дозах) у больных, принимающих нестероидные противовоспалительные препараты. При этом они более эффективны, чем антациды, сукральфат и простагландины (мизопростол). Таким образом, несмотря на появление новых, более мощных антисекреторных препаратов, таких как ингибиторы протонной помпы, Н2–блокаторы остаются широко распространенной группой средств, которые находят применение во многих областях гастроэнтерологии, прежде всего благодаря очень привлекательному соотношению цена/эффективность.

Литература 1. Дамианов Б., Матов В., Жейнова Д. Ултраструктурни механизми на на антиацидния эфект на биомет при болни с дуоденална язва // Вутр.Болес.– 1985.– т.24.– №1.– с. 22–30. 2. Дегтярева И.И., Семеунович С., Харченко Н.В. и др. Возможности применения современного антисекреторного препарата омепразола // Клин. мед. – 1994.– т. 72.– №6.– С.38–40. 3. Дедов И.И., Шилин Д.Е., Арефьева О.А. Эндокринные эффекты циметидина // Клин. мед.– 1993.– т. 71.– №2.– С. 11–16. 4. Матов В. Эфект на еднократна доза симетидин «Фармахим» вурху рН на стомаха // Вутр. Болес.– 1987.– т.26.– №3.– с. 50–56. 5. Мягкова Л.П., Голочевская В.С., Лапина Т.Л. Блокаторы Н2–гистаминовых рецепторов 2–3–го поколений в лечении язвенной болезни // Клин. фармакология и терапия.– 1993.– №2.– с. 33–35. 6. Огурцов П.П., Жарков О.Б., Моисеев В.С. Сравнение эффективности ульфамида и энпростила в лечении язвенной болезни // Клин. фармакология и терапия.– 1993.– №2.– с. 22–25. 7. Серебрянская М.В., Масенко В.П. Динамика содержания простагландина Е у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки при различных видах лечения // Клин. мед.– 1993.– т.71.– №71.– С. 45–47. 8. Смагин В.Г., Минушкин О.Н., Булгаков С.А. и др. Опыт лечения язвенной болезни двенадцатиперстной кишки блокаторами Н2–гистаминовых рецепторов / Тер. архив.– 1986.– том 58.– №2.– С. 25–30. 9. Циммерман Я.С., Сыман Л.Н., Голованова Е.С. Опыт объективной оценки действия циметидина – блокатора Н2–рецепторов гистамина – у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки. // Тер. архив.– 1986.– т. 58.– №2.– С. 31–35. 10. Шептулин А.А. Современные антисекреторные препараты в лечении язвенной болезни // Клин. мед.– 1994.– т. 72.– № 1.– стр. 12–15. 11. Armstrong D., Arnold R., Classen M. et al., The RUDER Study group RUDER – a prospective, two–year, multicenter study of risk factors for duodenal ulcer relapse during maintenance therapy with ranitidine // Dig Dis Sci.– 1994.– vol 39.– P.1425–1433. 12. Bianco A., Cagossi M., Piraccini R., Greco A.V. Twenty four hour intragastric pH metry: h3–receptor antagonist restoration of nightly gastric spontaneous alkalinization in duodenal ulcer healing. // Riv. Eur. Sci. Med. Farmacol.– 1992.– vol.14.– ?5.– P. 281–291. 13. Dammann H.–G. et al. Compatibility profile of famotidine. In Famotidine heute (Dammann H.–G. et al., eds). Springer–Verlag, Berlin.– 1989, P. 93–102. 14. Duroux P., Emde C., Bauerfeind P. et al. Early evening nizatidine intake with a meal optimizes the antisecretory effect. // Aliment. Pharmacol. Ther.– 1993.– Feb; ?7(1).– P. 47–54. 15. Fiorucci S., Santucci L., Morelli A. Effect of omeprazole and high doses of ranitidine on gastric acidity and gastroesophageal reflux in patients with moderate–severe esophagitis // Am. J. Gastroenterol.– 1990.– ?85 (11) P. 1458–1462. 16. Gladziwa U., Wagner S., Dakshinamurty K.V. et al. Intragastric long–term pH–metry in hemodialysis patients: A study with famotidine. // Clin. Nephrol.– 1991.– Aug; ?36 (2).– P. 97–102. 17. Gladziwa U., Wagner S., Dakshinamurty K.V. et al. Pharmacokinetics and pharmacodynamics of famotidine in patients with reflux oesophagitis. // Eur. J. Clin. Pharmacol.– 1993.– ? 44(4).– P. 357–360. 18. Licht H., Lemaire M. Lansoprasole versus ranitidine in duodenal ulcer (DU): a French multicenter study // Gastroenterology.– 1992.– vol.98.– A78. 19. Londong W., Barth H., Damman H.G. et al. Dose–related healing of duodenal ulcer with the proton pump inhibitor lansoprasole // Aliment. Pharmacol. Ther.– 1991.– vol. 5.– P. 245–254. 20. Loser C., Burlage M., Folsch U.R. Einfluss von Ranitidin und Famotidin auf das intragastrale pH–Profil von gesunden Probanden. Randomisierte Cross–over–Prufung mit Ranitidin–Brausetabletten (300 mg) versus Famotidin–Filmtabletten (40 mg). // Arzneimittelforschung.– 1994.– May ?44 (5).– P. 626–629. 21. Merki H.S., Witzel L., Walt R.P. et al. Double blind comparison of the effects of cimetidine, ranitidine, famotidine and placebo on intragastric acidity in 30 normal volunteers // Gut.– 1988,– N29.– P.81–84. 22. Ryan R. Clinical pharmacology of phamotidine: Summary of data from the United States // Ital. J. Gastroenterolgy.– 1984.– ?16.– P. 171–174. 23. Savarino V., Mela G.S., Zentilin P. et al. Lack of gastric acid rebound after stopping a successful short–term course of nizatidine in duodenal ulcer patients. // Am. J. Gastroenterol.– 1991.– vol.86.– ?3.– P. 281–284. 24. Xue S, Katz PO, Banerjee P, Tutuian R, Castell DO. Bedtime h3 blockers improve nocturnal gastric acid control in GERD patients on proton pump inhibitors. Aliment Pharmacol Ther 2001 Sep;15(9):1351–6 25. Hsu CC, Chen JJ, Hu TH, Lu SN, Changchien CS. Famotidine versus omeprazole, in combination with amoxycillin and tinidazole, for eradication of Helicobacter pylori infection. Eur J Gastroenterol Hepatol 2001 Aug;13(8):921–6

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

www.rmj.ru

Блокаторы н2 - гистаминовых рецепторов

Блокаторы Н2-рецепторов гистамина препятствуют действию гистамина на париетальные клетки, понижая их секреторную активность. Они подавляют секрецию, ускоряют заживление язв, устраняют дневные и ночные боли, оказывают кровоостанавливающее действие. Применяют Н2- гистаминоблокаторы при язве желудка и двенадцатиперстной кишки, пептическом эзофагите, гастрите и др. Выделяется 3 поколения блокаторов Н2-рецепторов гистамина:

1 - Циметидин (гистодил, тагамет) является лекарственным средством 1 поколения этой группы. Назначают 3-4 раза в сутки или 2 раза в сутки (утром и вечером). Нежелательные побочные эффекты: головная боль, чувство усталости, сонливость, кожная сыпь. Обладает антиандрогенной активностью, в связи с чем может вызвать у мужчин нарушение половой функции и гинекомастию (увеличение грудных желез). Угнетает микросомальные ферменты печени и поэтому может потенцировать действие ряда ЛС, метаболизирующихся в печени. При длительном применении может вызвать лейкопению. Отменять его необходимо постепенно. Противопоказан при беременности, лактации, детям в возрасте до 14 лет, выраженных нарушениях функции почек и печени.

Н+

Ингибиторы

Н+К+АТФазы

Рис.24 Механизм действия средств, снижающих секрецию хлористоводородной кислоты желудочного сока

2 - Ранитидин (гистак, зантак, ранисан, зантин) – представитель 2 поколения блокаторов Н2-рецепторов гистамина. Он оказывает более выраженное тормозящее действие на секрецию соляной кислоты и почти не вызывает побочных эффектов. Редко отмечаются головная боль, утомляемость, понос или запор. Назначают 1-2 раза в сутки.

3 - Фамотидин (квамател, фамоцид, ульфамид, фамо) активнее ранитидина и действует более продолжительно, является лекарственным средством 3 поколения. Назначают его на ночь. Он практически не вызывает побочных эффектов, антиандрогенное действие у него отсутствует, на микросомальные ферменты не влияет.

Блокаторы «протонового насоса» (Н+К+- АТФазы)

Общий конечный путь стимуляции секреции (гистамином, гастрином, ацетилхолином и другими факторами) реализуется на уровне внешней мембраны париетальных клеток с помощью энергозависимого механизма (помпы) обмена ионов калия на ионы водорода. Для этого в мембране есть специфическая Н+К+-АТФаза, обеспечивающая не только продукцию HCl, но и поступление в кровь ионов К+ (Рис.25). Ингибиторы Н+К+-АТФазы необратимо блокируют протоновый насос париетальных клеток слизистой, тем самым, угнетая выделение соляной кислоты через секреторную мембрану.

Рис. 25 Ингибирующее действие метаболитов омепразола на протоновый насос (Н+К+АТФазу) париетальных клеток желудка

Поскольку связь необратимая, восстановление активности фермента происходит медленно за счет синтеза новых его порций в течение 4-5 дней – отсюда стабильный и длительный эффект блокады помпы. Эти средства применяют при тяжело протекающих пептических язвах.

К этой группе ЛС относятся Омепразол (омез, лосек, зероцид, омегаст, ометаб, омепрол), Лансопразол (лансокап, ланцерол), Рабепразол (париет) проявляет выраженный антисекреторный эффект, приводит к снижению секреции соляной кислоты независимо от природы раздражителя. Обладает высокой эффективностью при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. Является пролекарством. Его метаболиты активно связываются с ферментом. Назначают внутрь 1 раз в сутки утром или вечером. Побочные эффекты проявляются редко: тошнота, головокружение, аллергические реакции.

М-холиноблокаторы

Их применяют иногда для лечения язвенной болезни желудка при повышенном тонусе блуждающего нерва. При курсовом лечении препараты этой группы проявляют многочисленные побочные эффекты (тахикардия, сухость во рту, нарушение зрения, затруднение мочеиспускания, запоры), поэтому неселективные М-холиноблокаторы, такие, как атропин, в настоящее время не используются.

Пирензепин (гастрозепин, гастрил) является селективным блокатором М1- холинорецепторов клеток желудка. ЛС более выражено угнетает секрецию соляной кислоты и пепсина, улучшает кровообращение в слизистой оболочке. Нежелательные побочные эффекты проявляются в меньшей степени.

studfiles.net

Применение блокаторов Н2-рецепторов гистамина в гастроэнтерологии / Гастроэнтерология / Medvopros.com

К.м.н. А.В. Охлобыстин

ММА имени И.М. Сеченова

Блокаторы Н2–рецепторов гистамина до сих пор являются одними из наиболее распространенных лекарственных препаратов, которые используются при лечении язвенной болезни. Это связано прежде всего с их выраженными антисекреторными свойствами, но кроме того, Н2–блокаторы подавляют базальную и стимулированную выработку пепсина, увеличивают продукцию желудочной слизи, повышают синтез простагландинов в слизистой желудка, увеличивают секрецию бикарбонатов, улучшают микроциркуляцию в слизистой оболочке, нормализуют моторную функцию желудка и двенадцатиперстной кишки. Обнаружено также положительное влияние Н2–блокаторов на нормализацию ультраструктурных показателей желудочного эпителия [1].

Первые препараты данного класса были синтезированы в 1972 г., однако они имели большое количество побочных эффектов, в частности, токсическое влияние на костный мозг [8]. В то же время циметидин первый препарат, вошедший в широкую клиническую практику, также обладает серьезными побочными действиями. Так, введение этого препарата стимулирует секрецию пролактина, что может вызывать появление гинекомастии; наблюдается снижение уровня инсулина в плазме крови, что вызывает появление сниженной толерантности к глюкозе на фоне приема циметидина [8]. Циметидин блокирует также периферические рецепторы мужских половых гормонов [3], он может вызвать повышение тестостерона в крови, оказывать гепатотоксическое действие (снижение кровотока в печени, повышение уровня трансаминаз), блокирование системы цитохрома Р450, повышение уровня креатинина в крови, поражение центральной нервной системы, гематологические изменения, кардиотоксические эффекты, иммуносупрессивное действие [7].

Изменение внутрижелудочного рН у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки после однократного приема 200 мг циметидина внутрь исследовал В. Матов [4]. Начало ответа рН наблюдалось в среднем через 45 минут после приема таблетки циметидина, эффект достигал максимума через 135 минут и продолжался в течение 3,5 часов. Во время действия препарата в теле желудка рН поддерживался на уровне выше 3,0 ед (т.е. на слабокислом уровне, необходимом для заживления язв желудка и двенадцатиперстной кишки), в антральном отделе выше 5,0 ед в течение 2 ч 45 мин. Эффективность циметидина в значительной степени зависит от исходного уровня кислотности: активность препарата была значительно более высокой у больных с нормацидностью (8 человек) и компенсированной гиперацидностью (11 человек) по сравнению с пациентами, у которых наблюдалась декомпенсированная гиперацидность (11 человек). При декомпенсированной гиперацидности внутрижелудочный рН превышал 3,0 ед в теле желудка лишь в течение 0,5 ч, а 5,0 ед в антральном отделе в течение 1 ч. У остальных пациентов удавалось поддерживать рН в желудке на этих уровнях в течение 3,5 часов. В другом исследовании прием 1 таблетки (200 мг) циметидина вызывал повышение внутрижелудочного рН у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки уже через 30 минут с достижением максимального значения 8,26ア0,77 ед через 90 минут. Уровень рН сохранялся на щелочных значениях в течение 2,5 часов [9].

На фоне приема циметидина в дозе 8001000 мг в сутки рубцевание язв двенадцатиперстной кишки через 4 недели наблюдалось у 78% больных [2]. Применение циметидина у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки вызывает рубцевание язв через 3 недели у 58,8% пациентов, средние сроки рубцевания составляют при этом 27,3ア3,4 дня [8].

Низатидин при однократном приеме в дозе 300 мг на ночь вызывал достоверное повышение среднего рН тела желудка у больных с дуоденальными язвами как за ночной период, так и за полные сутки по сравнению с записью до лечения [23].

На выраженность эффекта Н2блокаторов оказывают влияние время их приема и зависимость от приема пищи. При относительно раннем приеме низатидина и раннем ужине (18.00) достигался достоверно более высокий уровень рН за 21 час (2,50 ед) по сравнению с ранним приемом препарата и поздним ужином (21.00) [14].

Прием ранитидина по 150 мг 2 раза в сутки способствует восстановлению спонтанного ночного защелачивания желудка у больных язвенной болезнью [12]. Прием Н2блокаторов в дозах, превышающих средние (напр., по 300 мг ранитидина 2 раза в сутки), позволяет добиться антисекреторного эффекта, сопоставимого с таковым омепразола [15], что подтверждает положение о взаимосвязи между выраженностью антисекреторного и противоязвенного эффектов. Было показано, что у курящих больных Н2блокаторы менее эффективно подавляют секрецию соляной кислоты [31].

Средние сроки исчезновения болей в животе при приеме 300 мг ранитидина в сутки составляют 2,6ア0,5 дня. Прием 300 мг ранитидина в сутки, по данным разных авторов, обеспечивает рубцевание язв двенадцатиперстной кишки у 4660% больных через 2 недели лечения и у 7489% через 4 недели [18,19].

Фамотидин (Квамател) относится к 3му поколению блокаторов Н2рецепторов гистамина. Этот препарат может использоваться у больных с почечной недостаточностью (в более низких дозах в соответствии со степенью снижения клиренса креатинина). Известно, что фамотидин превосходит по своей активности ранитидин, роксатидин и циметидин. Доза фамотидина, равная 5 мг, эквивалентна 300 мг циметидина. Эффект циметидина, ранитидина и фамотидина наступает примерно в одинаковые сроки после приема, однако продолжительность действия фамотидина значительно больше в 2 раза по сравнению с циметидином [10]. После внутривенного ведения 20 мг фамотидина период полужизни препарата составляет 3,8 ч [17]. Широкое применение, которое находит фамотидин в современной клинической практике, связано с тем, что этот препарат имеет очень небольшое количество побочных эффектов. Фамотидин на оказывает гепатотоксического действия, не блокирует систему цитохрома Р450, не повышает уровень креатинина в плазме, не проникает через гематоэнцефалический барьер и не вызывает нервнопсихических нарушений. При ежедневном приеме 40 мг фамотидина в течение 4х недель не происходит изменения уровней пролактина, тестостерона, фолликулостимулирующего и лютеинизирующего гормонов. После перорального приема 40 мг фамотидина или внутривенного введения 20 мг препарата не происходит изменения уровня артериального давления, частоты сердечных сокращений и картины ЭКГ. Прием фамотидина в дозе 40 мг дважды в сутки не нарушает процесс эвакуации из желудка и не влияет на функцию поджелудочной железы. Как свидетельствует H.G. Dammann [13], на основании данных о применении фамотидина в дозе 40 мг/сут у 10814 больных в Германии, вздутие живота возникает лишь в 1,17 % случаев, запоры в 0,20 %, поносы в 0,31 %, кожные реакции в 1,12 %.

У здоровых добровольцев однократный прием фамотидина в дозе от 5 до 20 мг вызывал снижение базального кислотообразования соответственно на 94 и 97% (J.L. Smith и соавт. [209] и R.W. McCallum и соавт. [1,6,7]). Продукция соляной кислоты после стимуляции пентагастрином снижалась соответственно на 4190%. Фамотидин в разовой дозе 10 и 20 мг оказывал достоверно более выраженное ингибирующее действие на выработку соляной кислоты в желудке по сравнению с циметидином в дозе 300 мг (р<0,05). По свидетельству R. Ryan [22], пероральный прием 20 и 40 мг фамотидина обеспечивает эффективный контроль секреции соляной кислоты в течение 9,5 часов. Прием 20 мг фамотидина в 20 ч на ночную секрецию соляной кислоты у 10 здоровых лиц вызвал снижение продукции соляной кислоты по сравнению с приемом плацебо на 93,8 % (p<0,01), которое сохранялось в течение 12 часов (Y. Fukuda и соавт. 1987). После перорального приема 1 таблетки фамотидина (40 мг), покрытой оболочкой, повышение рН более 3,5 ед в теле желудка у здоровых добровольцев наступает через 56,5 мин, после этого происходит стабилизация рН на протяжении 11 часов [20].

Исследования, которые выполнялись с использованием внутривенных инъекций фамотидина, также показали высокую эффективность этого препарата. Тем не менее в исследовании L.S. Welage (1988) наблюдалась достоверно более высокая эффективность фамотидина в дозе 20 мг дважды в день по сравнению с циметидином в дозе 300 мг 4 раза в день при внутривенном введении у 42х больных отделения интенсивной терапии (p<0,001). В работе A. AlQuorain и соавт. (1994) показана более высокая эффективность фамотидина по сравнению с ранитидином при внутривенном введении больным, находящимся в критическом состоянии. При введении 20 мг фамотидина каждые 12 часов уровень рН желудочного сока был достоверно выше (p<0,05), чем при введении 50 мг ранитидина каждые 8 часов.

При внутривенном введении 20 мг фамотидина здоровым испытуемым начало действия препарата наблюдалось в среднем через 36,3ア11,9 мин, если инъекция проводилась в 14.00, и через 53,6ア22,3 мин при введении в 20.00. Продолжительность действия препарата составляла 6,0ア1,1 ч и 11,4ア1,6 ч соответственно [16]. Данные, которые были получены в ходе исследования с помощью двойного слепого метода при внутривенном капельном введении фамотидина в дозе 3,2 или 4 мг/час, показывают высокую эффективность данного препарата как в периоды между приемами пищи, так и на высоте пищеварения [21].

Фамотидин обладает клинической эффективностью. Так, у больных язвенной болезнью при приеме препарата в дозе 40 мг/сут боли в животе исчезают в среднем через 2,4ア0,8 дня. При использовании Кваматела у группы больных язвенной болезнью (11 больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, 3 больных язвенной болезнью желудка) в дозе 40 мг однократно на ночь уменьшение болей в животе наблюдалось в среднем через 3,9 дня, исчезновение через 6,8 дня. У двух пациентов боли полностью не купировались в течение 14 дней терапии. В сроки до 2х недель язвы зарубцевались у 13 больных (93%). Применение фамотидина в дозе 40 мг/сут в качестве монотерапии у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки вызывает исчезновение болей в животе в среднем через 7,8ア4,6 дней, пальпаторной болезненности через 9,6ア5,3 дня, рубцевание язв через 20,5ア2,2 дня (сроки достоверно более короткие по сравнению с контрольной группой, получавшей терапию холинолитиками, антацидами, репарантами) [6]. Прием фамотидина в дозе 40 мг/сут позволяет достичь рубцевания язв двенадцатиперстной кишки в течение 4 нед. у 7995% больных, в течение 6 нед. у 9597%. По другим данным фамотидин в дозе 40 мг/сут вызывал рубцевание язв двенадцатиперстной кишки у 86,3% больных через 4 недели приема [5]. По данным А.А. Шептулина, прием Н2блокаторов в средних дозах (ранитидин 300 мг/сут или фамотидин 40 мг/сут) вызывает рубцевание язв двенадцатиперстной кишки за 4 недели у 7593% больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, при этом различий в терапевтической эффективности двух препаратов не наблюдается.

Поддерживающая терапия с использованием однократного приема Н2блокаторов на ночь с успехом может использоваться для профилактики рецидивов язвенной болезни или для купирования симптомов гиперацидности. В течение 1 года симптомы обострения развиваются у 20% больных по сравнению с 6070% больных, которые не получали лечения. Поддерживающий прием Н2блокаторов достоверно снижает частоту развития осложнений язвенной болезни, в частности, достоверно снижает риск развития повторных кровотечений. В то же время следует учитывать, что при отмене приема язвенная болезнь рецидивирует с той же частотой, как и у больных, не получавших лечения (рис. 1). В связи с этим в настоящее время больным проводят эрадикацию инфекции H.pylori (в том числе и с использованием Н2блокаторов), которая дает стойкий противорецидивный эффект. Интересно, что по данным некоторых исследователей применение фамотидина в схемах эрадикационной терапии столь же эффективно, как и использование омепразола [25].

Рис. 1. Рецидивирование язвенной болезни 12-перстной кишки при различной тактике ведения (J.H. Walsh, R.Fass, 1997)

Эффективность Н2–блокаторов неодинакова у различных групп пациентов, в частности, серьезным фактором, снижающим эффективность этих препаратов, является курение. Прием низатидина по 300 мг/сут у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки (21 человек) и желудка (4) привел к исчезновению болей в животе в среднем через 5,8±0,4 дня (от 2 до 12), при этом у некурящих больных наблюдалось более быстрое исчезновение болей – 3,2±0,2 (от 1 до 4 дней), чем у курящих – 7,6±0,6 (от 5 до 12 дней). Таким образом, курение оказывает влияние не только на возникновение язвенной болезни, но и ухудшает эффективность терапии. Как свидетельствуют данные The RUDER study group [11], факторами, определяющими более высокую частоту рецидивов язвенной болезни двенадцатиперстной кишки на фоне поддерживающего приема Н2–блокаторов (ранитидин в дозе 150 мг в сутки), являются наличие эрозий вне зоны локализации зарубцевавшейся язвы, курение в настоящем или прошлом и некоторые другие.

К сожалению, существует группа пациентов, резистентных к Н2блокаторам гистамина (так же как и существуют больные, например, резистентные к ингибиторам протонной помпы). Резистентность к Н2блокаторам наблюдается по клиническим данным у 1525% всех больных язвенной болезнью. По данным лекарственной пробы с циметидином при внутрижелудочной рНметрии это наблюдалось у 11,5% больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки и хроническим гастродуоденитом.

При лечении язвенной болезни у большинства пациентов бывает достаточно приема Н2блокаторов 1 или 2 раза в сутки. При этом состояния, которые сопровождаются более выраженной гиперацидностью, такие как синдром ЗоллингераЭллисона, требуют более частого назначения каждые 4 часа.

Частый прием блокаторов Н2рецепторов гистамина у больных рефлюксэзофагитом приближает их эффективность к действию омепразола. Н2блокаторы позволяют достоверно уменьшить изжогу, хотя эндоскопические признаки эзофагита стихают лишь у 60% больных через 12 недель терапии. Использование Н2блокаторов при рефлюксэзофагите по эффективности находится на одном уровне с монотерапией цизапридом и может быть рекомендовано у больных эзофагитом легкой степени тяжести. Кроме того, добавление Н2блокаторов в вечернее время к терапии ингибиторами протонной помпы позволяет лучше контролировать ночные симптомы гастроэзофагеальной рефлюксной болезни [24].

Н2блокаторы находят применение при лечении больных хроническим панкреатитом, поскольку угнетение желудочной секреции уменьшает освобождение секретина слизистой оболочкой двенадцатиперстной кишки и в результате снижается объем секрета поджелудочной железы, уменьшается внутрипротоковая гипертензия. С этой целью используют двукратный прием Н2блокаторов в дозах, применяемых для лечения язвенной болезни (например, по 20 мг фамотидина в утренние часы + 40 мг в вечернее время).

Блокаторы Н2гистаминовых рецепторов широко применяются в ревматологии для профилактики образования ォлекарственныхサ язв двенадцатиперстной кишки и желудка (в более высоких дозах) у больных, принимающих нестероидные противовоспалительные препараты. При этом они более эффективны, чем антациды, сукральфат и простагландины (мизопростол).

Таким образом, несмотря на появление новых, более мощных антисекреторных препаратов, таких как ингибиторы протонной помпы, Н2блокаторы остаются широко распространенной группой средств, которые находят применение во многих областях гастроэнтерологии, прежде всего благодаря очень привлекательному соотношению цена/эффективность.

Литература:

1. Дамианов Б., Матов В., Жейнова Д. Ултраструктурни механизми на на антиацидния эфект на биомет при болни с дуоденална язва // Вутр.Болес. 1985. т.24. №1. с. 2230.

2. Дегтярева И.И., Семеунович С., Харченко Н.В. и др. Возможности применения современного антисекреторного препарата омепразола // Клин. мед. 1994. т. 72. №6. С.3840.

3. Дедов И.И., Шилин Д.Е., Арефьева О.А. Эндокринные эффекты циметидина // Клин. мед. 1993. т. 71. №2. С. 1116.

4. Матов В. Эфект на еднократна доза симетидин ォФармахимサ вурху рН на стомаха // Вутр. Болес. 1987. т.26. №3. с. 5056.

5. Мягкова Л.П., Голочевская В.С., Лапина Т.Л. Блокаторы Н2гистаминовых рецепторов 23го поколений в лечении язвенной болезни // Клин. фармакология и терапия. 1993. №2. с. 3335.

6. Огурцов П.П., Жарков О.Б., Моисеев В.С. Сравнение эффективности ульфамида и энпростила в лечении язвенной болезни // Клин. фармакология и терапия. 1993. №2. с. 2225.

7. Серебрянская М.В., Масенко В.П. Динамика содержания простагландина Е у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки при различных видах лечения // Клин. мед. 1993. т.71. №71. С. 4547.

8. Смагин В.Г., Минушкин О.Н., Булгаков С.А. и др. Опыт лечения язвенной болезни двенадцатиперстной кишки блокаторами Н2гистаминовых рецепторов / Тер. архив. 1986. том 58. №2. С. 2530.

9. Циммерман Я.С., Сыман Л.Н., Голованова Е.С. Опыт объективной оценки действия циметидина блокатора Н2рецепторов гистамина у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки. // Тер. архив. 1986. т. 58. №2. С. 3135.

10. Шептулин А.А. Современные антисекреторные препараты в лечении язвенной болезни // Клин. мед. 1994. т. 72. № 1. стр. 1215.

11. Armstrong D., Arnold R., Classen M. et al., The RUDER Study group RUDER a prospective, twoyear, multicenter study of risk factors for duodenal ulcer relapse during maintenance therapy with ranitidine // Dig Dis Sci. 1994. vol 39. P.14251433.

12. Bianco A., Cagossi M., Piraccini R., Greco A.V. Twenty four hour intragastric pH metry: h3receptor antagonist restoration of nightly gastric spontaneous alkalinization in duodenal ulcer healing. // Riv. Eur. Sci. Med. Farmacol. 1992. vol.14. ?5. P. 281291.

13. Dammann H.G. et al. Compatibility profile of famotidine. In Famotidine heute (Dammann H.G. et al., eds). SpringerVerlag, Berlin. 1989, P. 93102.

14. Duroux P., Emde C., Bauerfeind P. et al. Early evening nizatidine intake with a meal optimizes the antisecretory effect. // Aliment. Pharmacol. Ther. 1993. Feb; ?7(1). P. 4754.

15. Fiorucci S., Santucci L., Morelli A. Effect of omeprazole and high doses of ranitidine on gastric acidity and gastroesophageal reflux in patients with moderatesevere esophagitis // Am. J. Gastroenterol. 1990. ?85 (11) P. 14581462.

16. Gladziwa U., Wagner S., Dakshinamurty K.V. et al. Intragastric longterm pHmetry in hemodialysis patients: A study with famotidine. // Clin. Nephrol. 1991. Aug; ?36 (2). P. 97102.

17. Gladziwa U., Wagner S., Dakshinamurty K.V. et al. Pharmacokinetics and pharmacodynamics of famotidine in patients with reflux oesophagitis. // Eur. J. Clin. Pharmacol. 1993. ? 44(4). P. 357360.

18. Licht H., Lemaire M. Lansoprasole versus ranitidine in duodenal ulcer (DU): a French multicenter study // Gastroenterology. 1992. vol.98. A78.

19. Londong W., Barth H., Damman H.G. et al. Doserelated healing of duodenal ulcer with the proton pump inhibitor lansoprasole // Aliment. Pharmacol. Ther. 1991. vol. 5. P. 245254.

20. Loser C., Burlage M., Folsch U.R. Einfluss von Ranitidin und Famotidin auf das intragastrale pHProfil von gesunden Probanden. Randomisierte CrossoverPrufung mit RanitidinBrausetabletten (300 mg) versus FamotidinFilmtabletten (40 mg). // Arzneimittelforschung. 1994. May ?44 (5). P. 626629.

21. Merki H.S., Witzel L., Walt R.P. et al. Double blind comparison of the effects of cimetidine, ranitidine, famotidine and placebo on intragastric acidity in 30 normal volunteers // Gut. 1988, N29. P.8184.

22. Ryan R. Clinical pharmacology of phamotidine: Summary of data from the United States // Ital. J. Gastroenterolgy. 1984. ?16. P. 171174.

23. Savarino V., Mela G.S., Zentilin P. et al. Lack of gastric acid rebound after stopping a successful shortterm course of nizatidine in duodenal ulcer patients. // Am. J. Gastroenterol. 1991. vol.86. ?3. P. 281284.

24. Xue S, Katz PO, Banerjee P, Tutuian R, Castell DO. Bedtime h3 blockers improve nocturnal gastric acid control in GERD patients on proton pump inhibitors. Aliment Pharmacol Ther 2001 Sep;15(9):13516

25. Hsu CC, Chen JJ, Hu TH, Lu SN, Changchien CS. Famotidine versus omeprazole, in combination with amoxycillin and tinidazole, for eradication of Helicobacter pylori infection. Eur J Gastroenterol Hepatol 2001 Aug;13(8):9216

Опубликовано с разрешения администрации  Русского Медицинского Журнала.

www.medvopros.com

Блокаторы h3-рецепторов | Info-Farm.RU

Блокаторы h3-рецепторов, также h3-гистаминоблокаторы, антагонисты h3-рецепторов — группа лекарственных препаратов, которую используют в лечении заболеваний пищеварительной системы, сопровождающихся гиперсекрецией желудочного сока и соляной кислоты. Это связано с блокадой рецепторов гистамина II типа, расположенных в слизистой оболочке стенки желудка.

История создания

История создания блокаторов H Н2 рецепторов тесно связана с изучением физиологической роли гистамина, а также механизма действия гистамина и исследованием его взаимодействия со специфическими гистаминорецепторы. Еще в 1937 году открыто специфические гистаминорецепторы, но первые синтезированные ингибиторы рецепторов не влияли на секрецию желудочного сока, стимулированную гистамином. Лишь в 1972 году был открыт второй тип гистаминорецепторов, которые влияют на выработку соляной кислоты и пепсина в париетальных клетках желудка, выделение слизи в желудке, и в меньшей степени также влияют на тормозные процессы в ЦНС и на проводящую систему сердца. После открытия второго типа гистаминорецепторов усилия исследователей были направлены на синтез подобных гистамина химических соединений, которые могли бы стать его конкурентными антагонистами. Первым подобным препаратом стал буримамид, но он имел слишком низкую активность для клинического применения. В 1973 году был синтезирован метиамид, что имел достаточную активность в подавлении желудочной секреции, но имел большое количество побочных эффектов, в том числе токсическое действие на костный мозг, проявлялась в форме гранулоцитопении. И только в 1976 году было принято первый препарат из группы блокаторов H Н2 рецепторов для клинического использования — циметидин, который был синтезирован в лаборатории фирмы «Smith, Kline & French» (позже стала частью компании «GlaxoSmithKline») под керивницством Джеймса Блэка . Разработка нового класса лекарственных препаратов, которые впервые обеспечивали выраженное, выборочное и длительное подавление кислотности желудка патогенетическим способом, и позволили существенно сузить показания к оперативному лечению язвенной болезни, сыграла в то время революционную роль в развитии гастроэнтерологии. За разработку новой группы лекарственных препаратов руководитель группы исследователей Джеймс Блэк получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине в 1988 году. После создания циметидина в 1979 году также компанией «GlaxoSmithKline» был разработан препарат второго поколения ранитидин, в 1981 году был представлен фамотидин, разработанный японской компанией Yamanouchi Pharmaceutical Co., а в 1987 году был разработан препарат четвертого поколения — низатидин. Позже были разработаны и другие препараты данной группы — роксатидин, лафутидин, ебротидин данный момент блокаторы H 2 гистаминовых рецепторов применяются значительно реже, уступив место блокаторам протонной помпы, в связи с низкой антисекреторной активностью, большим количеством побочных эффектов, явлением тахифилаксии и участившимися случаями резистентности к препаратам группы.

Классификация

Блокаторы H 2 гистаминовых рецепторов делятся согласно своим фармакологическим свойствам на препараты I, II, III, IV и V поколения. К препаратам первого поколения традиционно относят циметидин. К препаратам второго поколения относят ранитидин, к препаратам третьего поколения — фамотидин, к препаратам четвертого поколения — низатидин, к препаратам пятого поколения — роксатидин (согласно некоторых классификаций, роксатидин и низатидин относят к препаратам III поколения). Препараты лафутидин, ебротидин, ниперотидин, мифентидин, применяемых в клинической практике в ряде стран, не классифицированные в отношении поколения блокаторов H Н2 рецепторов. В клинике используют также комбинированный препарат ранитидина и субцитрата висмута, что согласно международной классификации относят также к H 2 гистаминоблокаторы.

Механизм действия

Механизм действия всех блокаторов H Н2 рецепторов заключается в угнетении секреции желудочного сока, что связано с конкурентной блокадой рецепторов гистамина II типа, расположенных в слизистой оболочке стенки желудка. Все препараты группы подавляют секрецию соляной кислоты париетальной клетки слизистой оболочки желудка; в том числе как спонтанную (базальную), так и стимулированную пищей, гистамином, гастрином, пентагастрином, кофеином и менее выражено — и ацетилхолином, преимущественно за счет снижения базальной и ночной секреции соляной кислоты. Блокаторы H 2 гистаминовых рецепторов также подавляют активность фермента желудочного сока пепсина. Все H 2 гистаминоблокаторы способствуют активации кровообращения в слизистой оболочке желудка, повышают секрецию бикарбонатов, способствуют восстановлению клеток эпителия слизистой оболочки желудка и увеличивают синтез простагландинов в слизистой оболочке желудка. Новейшие препараты группы H 2 гистаминоблокаторы (ебротидин) имеют выраженные гастропротективни свойства. В отличие от H 1 гистаминоблокаторы, блокаторы гистаминорецепторов второго типа не имеют адренергической активности, антихолинергического активности, не имеют местноанестезирующего активности и практически не имеют седативного эффекта, поскольку плохо проникают через гематоэнцефалический барьер. Циметидин и в меньшей степени ранитидин, обладают способностью подавлять микросомальные ферменты печени и тормозить метаболизм части лекарственных препаратов (варфарина, фенитоина, теофиллина, циклоспорина, амиодарона и других антиаритмических препаратов, эритромицин). Блокаторы H 2 гистаминовых рецепторов подавляют выработку внутреннего антианемического фактора Кастла, что может сопровождаться развитием анемии. Циметидин имеет антиандрогенов действие, связанной с вытеснением из связи с рецепторами клеток тестостерона, и может проявляться в том числе импотенцией. Так же чаще всего при применении циметидина увеличивается уровень пролактина в крови. Циметидин может также влиять на метаболизм эстрогенов и повышать их концентрацию в плазме крови. Блокаторы гистаминорецепторов второго типа могут применяться и при других заболеваниях, которые непосредственно не связаны с повышением кислотности желудочного сока. Так, например, экспериментально доказана эффективность циметидина при некоторых вариантах колоректального рака. В начале исследований фармакологических свойств циметидина рекомендовалось его приложениях при различных кожных заболеваниях. Согласно исследованиям датских ученых, ранитидин может применяться в лечении инфекционного мононуклеоза и послеоперационной и сепсис-индуцированной иммуносупрессии. Экспериментально доказана возможность применения фамотидина при резистентных формах шизофрении, а также в лечении аутизма у детей, и при паркинсонизме.

Фармакокинетика

Все блокаторы H 2 гистаминовых рецепторов быстро всасываются при пероральном применении, достигая максимальной концентрации в крови в течение 30-60 минут. Циметидин, ранитидин, фамотидин и низатидин могут также применяться парентерально. Биодоступность циметидина составляет 60-80%; ранитидина 50-60%, фамотидина 30-50%, низатидина около 70%, роксатидину 90-100%. Продолжительность действия препаратов группы составляет для циметидина 2-5 часов, ранитидина 7-8 часов, фамотидина 10-12 часов, низатидина 10-12 часов, роксатидину 12-16 часов. Препараты группы H 2 гистаминоблокаторы (исключая циметидина) плохо проникают в ткани организма, исключая пищеварительной системы, включая плохо проходят через гематоэнцефалический барьер, но могут проходить через плацентарный барьер и выделяются в грудное молоко. Метаболизируются препараты группы H 2 гистаминоблокаторы в печени, преимущественно в незначительном количестве. Выводятся препараты группы из организма с мочой, преимущественно в неизмененном виде. Период полувыведения для циметидина составляет 2:00, ранитидина 2-3 часа, фамотидина 2,5-3 часа, низатидина около 2:00, роксатидину 6:00, ебротидину 9-14 часов. Период полувыведения блокаторов H Н2 рецепторов может существенно увеличиваться при печеночной недостаточности (особенно при применении циметидина и низатидина) и почечной недостаточности (особенно при применении фамотидина, в меньшей степени ранитидина и роксатидину).

Показания к применению

Блокаторы H 2 гистаминовых рецепторов применяются при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки и стрессовых язвах ЖКТ, синдроме Золлингера-Эллисона и состояниях, при которых наблюдается повышенная кислотисть (гастрит, дуоденит), гастроэзофагеальной рефлюксной болезни и эрозивном эзофагите, для профилактики синдрома Мендельсона и аспирационных пневмоний, системный мастоцитоз, а также панкреатите. Данные о применении H 2 гистаминоблокаторы желудочно-кишечном кровотечении дискутабельна. В настоящее время в клинической практике из препаратов группы чаще всего применяется фамотидин, как у взрослых, так и в детском возрасте, реже ранитидин. Роксатидин и низатидин применяются редко в связи с отсутствием преимуществ перед фамотидином и блокаторами протонной помпы, и выше антисекреторной активностью фамотидина по сравнению с этими препаратами.

Побочное действие

Побочное действие со стороны блокаторов h3-рецепторов возникает редко. Чаще всего побочные эффекты возникают при применении циметидина, поскольку среди блокаторов H Н2 рецепторов он имеет самую высокую липофильностью и лучшую проницаемость в ткани организма. Общая частота побочных эффектов при применении циметидина составляет 3,2%, ранитидина 2,7%, фамотидина 1,3%, при применении низатидина и роксатидину побочные эффекты возникают также редко. Чаще всего H 2 гистаминоблокаторы вызывают побочные эффекты со стороны пищеварительной системы. При применении препаратов группы может наблюдаться диарея, реже запор, что связано с их антисекреторным действием. Также при применении гистаминоблокаторов второго типа могут наблюдаться тошнота, рвота, боли в животе, может наблюдаться стимуляция формирования пилоростеноза, крайне редко — панкреатит (преимущественно при применении циметидина). Гепатотоксичность (что проявляется повышением активности аминотрансфераз и снижением кровотока в печени) также характерна больше для циметидина, в меньшей степени для низатидина. Изредка (при применении фамотидина 0,1-0,2%) при применении блокаторов H Н2 рецепторов могут наблюдаться аллергические реакции — кожная сыпь, крапивница, бронхоспазм, лихорадка. Редко при применении гистаминоблокаторов второго типа могут наблюдаться побочные эффекты со стороны нервной системы. Наибольшая вероятность возникновения побочных эффектов со стороны нервной системы наблюдается при применении циметидина, который лучше других препаратов группы проникает через гематоэнцефалический барьер (степень проникновения в ЦНС циметидина составляет 0,24%, ранитидина 0,17%, фамотидина 0,12% относительно концентрации препаратов в крови). Среди побочных эффектов со стороны нервной системы могут наблюдаться головная боль, головокружение, сонливость, повышенная утомляемость, реже — нарушение зрения, нарушение сознания, возбуждение, депрессия, галлюцинации, судороги. Со стороны крови изредка (0,06-0,32% случаев при применении фамотидина) могут наблюдаться апластическая и гемолитическая анемия, лейкопения, агранулоцитоз, тромбоцитопения, панцитопения, гранулоцитопения. Кардиотоксичность, что проявляется AV-блокадой, экстрасистолией, тахикардией или брадикардией, очень редко асистолией, является следствием блокады h3-рецепторов миокарда под влиянием препаратов группы гистаминоблокаторов второго типа. При внутривенном применении циметидина, ранитидина и фамотидина может наблюдаться артериальная гипотензия. Циметидин является ингибитором микросомальных ферментов печени, поэтому подавляет метаболизм и повышает концентрацию в крови других лекарственных препаратов — бета-блокаторов, блокаторов кальциевых каналов (нифедипин), антиаритмических препаратов (амиодарона, хинидина, пропафенона, новокаинамида, лидокаина), циклоспорина, варфарина, диазепама, трициклических антидепрессантов, теофиллина, фенитоина, части антибиотиков (эритромицина, метронидазол) и части антиретровирусных препаратов (делавирдин, маравирок) При применении циметидина также повышается концентрация в крови силденафила. При применении циметидина снижается выделение из организма метадона. При применении циметидина может наблюдаться антиандрогенная действие, которое связано с вытеснением из связи с рецепторами клеток тестостерона, и может проявляться в том числе импотенцией и эректильной дисфункцией, а повышение уровня пролактина в крови может сопровождаться гинекомастией. К недостаткам блокаторов H Н2 рецепторов относятся также появление тахифилаксии (снижение эффективности препарата при длительном применении), что связано с усилением выработки в организме эндогенного гистамина; в 1-5% случаев наблюдается резистентность к одному из препаратов группы (перекрестная резистентность между различными препаратами группы H 2 гистаминоблокаторы не наблюдается). При резкой отмене препаратов группы может наблюдаться синдром отмены, который может приводить к рецидиву язвенной болезни или развития перфоративной язвы. При применении H 2 гистаминоблокаторы, особенно в сочетании с антибиотиками, увеличивается вероятность развития псевдомембранозного колита, вызванного Clostridium difficile.

Противопоказания

Все препараты группы блокаторов H Н2 рецепторов противопоказаны при повышенной чувствительности к препаратам группы, беременности, кормлении грудью, при выраженных нарушениях функции печени и почек. Большинство препаратов группы применяются у детей старше 14 лет, только фамотидин разрешен для применения у детей более раннего возраста.

info-farm.ru

Применение блокаторов Н2-рецепторов гистамина в гастроэнтерологии

К.м.н. А.В. Охлобыстин

ММА имени И.М. Сеченова

Блокаторы Н2–рецепторов гистамина до сих пор являются одними из наиболее распространенных лекарственных препаратов, которые используются при лечении язвенной болезни. Это связано прежде всего с их выраженными антисекреторными свойствами, но кроме того, Н

2–блокаторы подавляют базальную и стимулированную выработку пепсина, увеличивают продукцию желудочной слизи, повышают синтез простагландинов в слизистой желудка, увеличивают секрецию бикарбонатов, улучшают микроциркуляцию в слизистой оболочке, нормализуют моторную функцию желудка и двенадцатиперстной кишки. Обнаружено также положительное влияние Н2–блокаторов на нормализацию ультраструктурных показателей желудочного эпителия [1].

Первые препараты данного класса были синтезированы в 1972 г., однако они имели большое количество побочных эффектов, в частности, токсическое влияние на костный мозг [8]. В то же время циметидин первый препарат, вошедший в широкую клиническую практику, также обладает серьезными побочными действиями. Так, введение этого препарата стимулирует секрецию пролактина, что может вызывать появление гинекомастии; наблюдается снижение уровня инсулина в плазме крови, что вызывает появление сниженной толерантности к глюкозе на фоне приема циметидина [8]. Циметидин блокирует также периферические рецепторы мужских половых гормонов [3], он может вызвать повышение тестостерона в крови, оказывать гепатотоксическое действие (снижение кровотока в печени, повышение уровня трансаминаз), блокирование системы цитохрома Р450, повышение уровня креатинина в крови, поражение центральной нервной системы, гематологические изменения, кардиотоксические эффекты, иммуносупрессивное действие [7].

Изменение внутрижелудочного рН у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки после однократного приема 200 мг циметидина внутрь исследовал В. Матов [4]. Начало ответа рН наблюдалось в среднем через 45 минут после приема таблетки циметидина, эффект достигал максимума через 135 минут и продолжался в течение 3,5 часов. Во время действия препарата в теле желудка рН поддерживался на уровне выше 3,0 ед (т.е. на слабокислом уровне, необходимом для заживления язв желудка и двенадцатиперстной кишки), в антральном отделе выше 5,0 ед в течение 2 ч 45 мин. Эффективность циметидина в значительной степени зависит от исходного уровня кислотности: активность препарата была значительно более высокой у больных с нормацидностью (8 человек) и компенсированной гиперацидностью (11 человек) по сравнению с пациентами, у которых наблюдалась декомпенсированная гиперацидность (11 человек). При декомпенсированной гиперацидности внутрижелудочный рН превышал 3,0 ед в теле желудка лишь в течение 0,5 ч, а 5,0 ед в антральном отделе в течение 1 ч. У остальных пациентов удавалось поддерживать рН в желудке на этих уровнях в течение 3,5 часов. В другом исследовании прием 1 таблетки (200 мг) циметидина вызывал повышение внутрижелудочного рН у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки уже через 30 минут с достижением максимального значения 8,26ア0,77 ед через 90 минут. Уровень рН сохранялся на щелочных значениях в течение 2,5 часов [9].

На фоне приема циметидина в дозе 8001000 мг в сутки рубцевание язв двенадцатиперстной кишки через 4 недели наблюдалось у 78% больных [2]. Применение циметидина у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки вызывает рубцевание язв через 3 недели у 58,8% пациентов, средние сроки рубцевания составляют при этом 27,3ア3,4 дня [8].

Низатидин при однократном приеме в дозе 300 мг на ночь вызывал достоверное повышение среднего рН тела желудка у больных с дуоденальными язвами как за ночной период, так и за полные сутки по сравнению с записью до лечения [23].

На выраженность эффекта Н2блокаторов оказывают влияние время их приема и зависимость от приема пищи. При относительно раннем приеме низатидина и раннем ужине (18.00) достигался достоверно более высокий уровень рН за 21 час (2,50 ед) по сравнению с ранним приемом препарата и поздним ужином (21.00) [14].

Прием ранитидина по 150 мг 2 раза в сутки способствует восстановлению спонтанного ночного защелачивания желудка у больных язвенной болезнью [12]. Прием Н2блокаторов в дозах, превышающих средние (напр., по 300 мг ранитидина 2 раза в сутки), позволяет добиться антисекреторного эффекта, сопоставимого с таковым омепразола [15], что подтверждает положение о взаимосвязи между выраженностью антисекреторного и противоязвенного эффектов. Было показано, что у курящих больных Н2блокаторы менее эффективно подавляют секрецию соляной кислоты [31].

Средние сроки исчезновения болей в животе при приеме 300 мг ранитидина в сутки составляют 2,6ア0,5 дня. Прием 300 мг ранитидина в сутки, по данным разных авторов, обеспечивает рубцевание язв двенадцатиперстной кишки у 4660% больных через 2 недели лечения и у 7489% через 4 недели [18,19].

Фамотидин (Квамател) относится к 3му поколению блокаторов Н2рецепторов гистамина. Этот препарат может использоваться у больных с почечной недостаточностью (в более низких дозах в соответствии со степенью снижения клиренса креатинина). Известно, что фамотидин превосходит по своей активности ранитидин, роксатидин и циметидин. Доза фамотидина, равная 5 мг, эквивалентна 300 мг циметидина. Эффект циметидина, ранитидина и фамотидина наступает примерно в одинаковые сроки после приема, однако продолжительность действия фамотидина значительно больше в 2 раза по сравнению с циметидином [10]. После внутривенного ведения 20 мг фамотидина период полужизни препарата составляет 3,8 ч [17]. Широкое применение, которое находит фамотидин в современной клинической практике, связано с тем, что этот препарат имеет очень небольшое количество побочных эффектов. Фамотидин на оказывает гепатотоксического действия, не блокирует систему цитохрома Р450, не повышает уровень креатинина в плазме, не проникает через гематоэнцефалический барьер и не вызывает нервнопсихических нарушений. При ежедневном приеме 40 мг фамотидина в течение 4х недель не происходит изменения уровней пролактина, тестостерона, фолликулостимулирующего и лютеинизирующего гормонов. После перорального приема 40 мг фамотидина или внутривенного введения 20 мг препарата не происходит изменения уровня артериального давления, частоты сердечных сокращений и картины ЭКГ. Прием фамотидина в дозе 40 мг дважды в сутки не нарушает процесс эвакуации из желудка и не влияет на функцию поджелудочной железы. Как свидетельствует H.G. Dammann [13], на основании данных о применении фамотидина в дозе 40 мг/сут у 10814 больных в Германии, вздутие живота возникает лишь в 1,17 % случаев, запоры в 0,20 %, поносы в 0,31 %, кожные реакции в 1,12 %.

У здоровых добровольцев однократный прием фамотидина в дозе от 5 до 20 мг вызывал снижение базального кислотообразования соответственно на 94 и 97% (J.L. Smith и соавт. [209] и R.W. McCallum и соавт. [1,6,7]). Продукция соляной кислоты после стимуляции пентагастрином снижалась соответственно на 4190%. Фамотидин в разовой дозе 10 и 20 мг оказывал достоверно более выраженное ингибирующее действие на выработку соляной кислоты в желудке по сравнению с циметидином в дозе 300 мг (р<0,05). По свидетельству R. Ryan [22], пероральный прием 20 и 40 мг фамотидина обеспечивает эффективный контроль секреции соляной кислоты в течение 9,5 часов. Прием 20 мг фамотидина в 20 ч на ночную секрецию соляной кислоты у 10 здоровых лиц вызвал снижение продукции соляной кислоты по сравнению с приемом плацебо на 93,8 % (p<0,01), которое сохранялось в течение 12 часов (Y. Fukuda и соавт. 1987). После перорального приема 1 таблетки фамотидина (40 мг), покрытой оболочкой, повышение рН более 3,5 ед в теле желудка у здоровых добровольцев наступает через 56,5 мин, после этого происходит стабилизация рН на протяжении 11 часов [20].

Исследования, которые выполнялись с использованием внутривенных инъекций фамотидина, также показали высокую эффективность этого препарата. Тем не менее в исследовании L.S. Welage (1988) наблюдалась достоверно более высокая эффективность фамотидина в дозе 20 мг дважды в день по сравнению с циметидином в дозе 300 мг 4 раза в день при внутривенном введении у 42х больных отделения интенсивной терапии (p<0,001). В работе A.

AlQuorain и соавт. (1994) показана более высокая эффективность фамотидина по сравнению с ранитидином при внутривенном введении больным, находящимся в критическом состоянии. При введении 20 мг фамотидина каждые 12 часов уровень рН желудочного сока был достоверно выше (p<0,05), чем при введении 50 мг ранитидина каждые 8 часов.

При внутривенном введении 20 мг фамотидина здоровым испытуемым начало действия препарата наблюдалось в среднем через 36,3ア11,9 мин, если инъекция проводилась в 14.00, и через 53,6ア22,3 мин при введении в 20.00. Продолжительность действия препарата составляла 6,0ア1,1 ч и 11,4ア1,6 ч соответственно [16]. Данные, которые были получены в ходе исследования с помощью двойного слепого метода при внутривенном капельном введении фамотидина в дозе 3,2 или 4 мг/час, показывают высокую эффективность данного препарата как в периоды между приемами пищи, так и на высоте пищеварения [21].

Фамотидин обладает клинической эффективностью. Так, у больных язвенной болезнью при приеме препарата в дозе 40 мг/сут боли в животе исчезают в среднем через 2,4ア0,8 дня. При использовании Кваматела у группы больных язвенной болезнью (11 больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, 3 больных язвенной болезнью желудка) в дозе 40 мг однократно на ночь уменьшение болей в животе наблюдалось в среднем через 3,9 дня, исчезновение через 6,8 дня. У двух пациентов боли полностью не купировались в течение 14 дней терапии. В сроки до 2х недель язвы зарубцевались у 13 больных (93%). Применение фамотидина в дозе 40 мг/сут в качестве монотерапии у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки вызывает исчезновение болей в животе в среднем через 7,8ア4,6 дней, пальпаторной болезненности через 9,6ア5,3 дня, рубцевание язв через 20,5ア2,2 дня (сроки достоверно более короткие по сравнению с контрольной группой, получавшей терапию холинолитиками, антацидами, репарантами) [6]. Прием фамотидина в дозе 40 мг/сут позволяет достичь рубцевания язв двенадцатиперстной кишки в течение 4 нед. у 7995% больных, в течение 6 нед. у 9597%. По другим данным фамотидин в дозе 40 мг/сут вызывал рубцевание язв двенадцатиперстной кишки у 86,3% больных через 4 недели приема [5]. По данным А.А. Шептулина, прием Н2блокаторов в средних дозах (ранитидин 300 мг/сут или фамотидин 40 мг/сут) вызывает рубцевание язв двенадцатиперстной кишки за 4 недели у 7593% больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, при этом различий в терапевтической эффективности двух препаратов не наблюдается.

Поддерживающая терапия с использованием однократного приема Н2блокаторов на ночь с успехом может использоваться для профилактики рецидивов язвенной болезни или для купирования симптомов гиперацидности. В течение 1 года симптомы обострения развиваются у 20% больных по сравнению с 6070% больных, которые не получали лечения. Поддерживающий прием Н2блокаторов достоверно снижает частоту развития осложнений язвенной болезни, в частности, достоверно снижает риск развития повторных кровотечений. В то же время следует учитывать, что при отмене приема язвенная болезнь рецидивирует с той же частотой, как и у больных, не получавших лечения (рис. 1). В связи с этим в настоящее время больным проводят эрадикацию инфекции H.pylori (в том числе и с использованием Н2блокаторов), которая дает стойкий противорецидивный эффект. Интересно, что по данным некоторых исследователей применение фамотидина в схемах эрадикационной терапии столь же эффективно, как и использование омепразола [25].

Рис. 1. Рецидивирование язвенной болезни 12-перстной кишки при различной тактике ведения (J.H. Walsh, R.Fass, 1997)

Эффективность Н2–блокаторов неодинакова у различных групп пациентов, в частности, серьезным фактором, снижающим эффективность этих препаратов, является курение. Прием низатидина по 300 мг/сут у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки (21 человек) и желудка (4) привел к исчезновению болей в животе в среднем через 5,8±0,4 дня (от 2 до 12), при этом у некурящих больных наблюдалось более быстрое исчезновение болей – 3,

2±0,2 (от 1 до 4 дней), чем у курящих – 7,6±0,6 (от 5 до 12 дней). Таким образом, курение оказывает влияние не только на возникновение язвенной болезни, но и ухудшает эффективность терапии. Как свидетельствуют данные The RUDER study group [11], факторами, определяющими более высокую частоту рецидивов язвенной болезни двенадцатиперстной кишки на фоне поддерживающего приема Н2–блокаторов (ранитидин в дозе 150 мг в сутки), являются наличие эрозий вне зоны локализации зарубцевавшейся язвы, курение в настоящем или прошлом и некоторые другие.

К сожалению, существует группа пациентов, резистентных к Н2блокаторам гистамина (так же как и существуют больные, например, резистентные к ингибиторам протонной помпы). Резистентность к Н2блокаторам наблюдается по клиническим данным у 1525% всех больных язвенной болезнью. По данным лекарственной пробы с циметидином при внутрижелудочной рНметрии это наблюдалось у 11,5% больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки и хроническим гастродуоденитом.

При лечении язвенной болезни у большинства пациентов бывает достаточно приема Н2блокаторов 1 или 2 раза в сутки. При этом состояния, которые сопровождаются более выраженной гиперацидностью, такие как синдром ЗоллингераЭллисона, требуют более частого назначения каждые 4 часа.

Частый прием блокаторов Н2рецепторов гистамина у больных рефлюксэзофагитом приближает их эффективность к действию омепразола. Н2блокаторы позволяют достоверно уменьшить изжогу, хотя эндоскопические признаки эзофагита стихают лишь у 60% больных через 12 недель терапии. Использование Н2блокаторов при рефлюксэзофагите по эффективности находится на одном уровне с монотерапией цизапридом и может быть рекомендовано у больных эзофагитом легкой степени тяжести. Кроме того, добавление Н2блокаторов в вечернее время к терапии ингибиторами протонной помпы позволяет лучше контролировать ночные симптомы гастроэзофагеальной рефлюксной болезни [24].

Н2блокаторы находят применение при лечении больных хроническим панкреатитом, поскольку угнетение желудочной секреции уменьшает освобождение секретина слизистой оболочкой двенадцатиперстной кишки и в результате снижается объем секрета поджелудочной железы, уменьшается внутрипротоковая гипертензия. С этой целью используют двукратный прием Н2блокаторов в дозах, применяемых для лечения язвенной болезни (например, по 20 мг фамотидина в утренние часы + 40 мг в вечернее время).

Блокаторы Н2гистаминовых рецепторов широко применяются в ревматологии для профилактики образования ォлекарственныхサ язв двенадцатиперстной кишки и желудка (в более высоких дозах) у больных, принимающих нестероидные противовоспалительные препараты. При этом они более эффективны, чем антациды, сукральфат и простагландины (мизопростол).

Таким образом, несмотря на появление новых, более мощных антисекреторных препаратов, таких как ингибиторы протонной помпы, Н2блокаторы остаются широко распространенной группой средств, которые находят применение во многих областях гастроэнтерологии, прежде всего благодаря очень привлекательному соотношению цена/эффективность.

Литература:

1. Дамианов Б., Матов В., Жейнова Д. Ултраструктурни механизми на на антиацидния эфект на биомет при болни с дуоденална язва // Вутр.Болес. 1985. т.24. №1. с. 2230.

2. Дегтярева И.И., Семеунович С., Харченко Н.В. и др. Возможности применения современного антисекреторного препарата омепразола // Клин. мед. 1994. т. 72. №6. С.3840.

3. Дедов И.И., Шилин Д.Е., Арефьева О.А. Эндокринные эффекты циметидина // Клин. мед. 1993. т. 71. №2. С. 1116.

4. Матов В. Эфект на еднократна доза симетидин ォФармахимサ вурху рН на стомаха // Вутр. Болес. 1987. т.26. №3. с. 5056.

5. Мягкова Л.П., Голочевская В.С., Лапина Т.Л. Блокаторы Н2гистаминовых рецепторов 23го поколений в лечении язвенной болезни // Клин. фармакология и терапия. 1993. №2. с. 3335.

6. Огурцов П.П., Жарков О.

Б., Моисеев В.С. Сравнение эффективности ульфамида и энпростила в лечении язвенной болезни // Клин. фармакология и терапия. 1993. №2. с. 2225.

7. Серебрянская М.В., Масенко В.П. Динамика содержания простагландина Е у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки при различных видах лечения // Клин. мед. 1993. т.71. №71. С. 4547.

8. Смагин В.Г., Минушкин О.Н., Булгаков С.А. и др. Опыт лечения язвенной болезни двенадцатиперстной кишки блокаторами Н2гистаминовых рецепторов / Тер. архив. 1986. том 58. №2. С. 2530.

9. Циммерман Я.С., Сыман Л.Н., Голованова Е.С. Опыт объективной оценки действия циметидина блокатора Н2рецепторов гистамина у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки. // Тер. архив. 1986. т. 58. №2. С. 3135.

10. Шептулин А.А. Современные антисекреторные препараты в лечении язвенной болезни // Клин. мед. 1994. т. 72. № 1. стр. 1215.

11. Armstrong D., Arnold R., Classen M. et al., The RUDER Study group RUDER a prospective, twoyear, multicenter study of risk factors for duodenal ulcer relapse during maintenance therapy with ranitidine // Dig Dis Sci. 1994. vol 39. P.14251433.

12. Bianco A., Cagossi M., Piraccini R., Greco A.V. Twenty four hour intragastric pH metry: h3receptor antagonist restoration of nightly gastric spontaneous alkalinization in duodenal ulcer healing. // Riv. Eur. Sci. Med. Farmacol. 1992. vol.14. ?5. P. 281291.

13. Dammann H.G. et al. Compatibility profile of famotidine. In Famotidine heute (Dammann H.G. et al., eds). SpringerVerlag, Berlin. 1989, P. 93102.

14. Duroux P., Emde C., Bauerfeind P. et al. Early evening nizatidine intake with a meal optimizes the antisecretory effect. // Aliment. Pharmacol. Ther. 1993. Feb; ?7(1). P. 4754.

15. Fiorucci S., Santucci L., Morelli A. Effect of omeprazole and high doses of ranitidine on gastric acidity and gastroesophageal reflux in patients with moderatesevere esophagitis // Am. J. Gastroenterol. 1990. ?85 (11) P. 14581462.

16. Gladziwa U., Wagner S., Dakshinamurty K.V. et al. Intragastric longterm pHmetry in hemodialysis patients: A study with famotidine. // Clin. Nephrol. 1991. Aug; ?36 (2). P. 97102.

17. Gladziwa U., Wagner S., Dakshinamurty K.V. et al. Pharmacokinetics and pharmacodynamics of famotidine in patients with reflux oesophagitis. // Eur. J. Clin. Pharmacol. 1993. ? 44(4). P. 357360.

18. Licht H., Lemaire M. Lansoprasole versus ranitidine in duodenal ulcer (DU): a French multicenter study // Gastroenterology. 1992. vol.98. A78.

19. Londong W., Barth H., Damman H.G. et al. Doserelated healing of duodenal ulcer with the proton pump inhibitor lansoprasole // Aliment. Pharmacol. Ther. 1991. vol. 5. P. 245254.

20. Loser C., Burlage M., Folsch U.R. Einfluss von Ranitidin und Famotidin auf das intragastrale pHProfil von gesunden Probanden. Randomisierte CrossoverPrufung mit RanitidinBrausetabletten (300 mg) versus FamotidinFilmtabletten (40 mg). // Arzneimittelforschung. 1994. May ?44 (5). P. 626629.

21. Merki H.S., Witzel L., Walt R.P. et al. Double blind comparison of the effects of cimetidine, ranitidine, famotidine and placebo on intragastric acidity in 30 normal volunteers // Gut. 1988, N29. P.8184.

22. Ryan R. Clinical pharmacology of phamotidine: Summary of data from the United States // Ital. J. Gastroenterolgy. 1984. ?16. P. 171174.

23. Savarino V., Mela G.S., Zentilin P. et al. Lack of gastric acid rebound after stopping a successful shortterm course of nizatidine in duodenal ulcer patients. // Am. J. Gastroenterol. 1991. vol.86. ?3. P. 281284.

24. Xue S, Katz PO, Banerjee P, Tutuian R, Castell DO. Bedtime h3 blockers improve nocturnal gastric acid control in GERD patients on proton pump inhibitors. Aliment Pharmacol Ther 2001 Sep;15(9):13516

25. Hsu CC, Chen JJ, Hu TH, Lu SN, Changchien CS. Famotidine versus omeprazole, in combination with amoxycillin and tinidazole, for eradication of Helicobacter pylori infection. Eur J Gastroenterol Hepatol 2001 Aug;13(8):9216

Опубликовано с разрешения администрации  Русского Медицинского Журнала.

 

 

www.nedug.ru


Смотрите также