Панкреатит операция лапароскопия


4.5. Лапароскопическое лечение острого панкреатита

Проблема диагностики и лечения острого панкреатита хирургии сохраняет свою актуальность в связи с высокой летальностью и развитием гнойно-септических осложнений. Нами применялся лапароскопический способ оперативного вмешательства при остром панкреатите. Он заключается в следующем: на этапе диагностической лапароскопии уточняется степень деструкции поджелудочной железы, распространенность перитонита, наличие забрюшинной флегмоны, степень гипертензии желчевыводящих путей. Поэтапно выполняем следующие эндоскопические манипуляции: лаваж брюшной полости и удаление экссудата; мобилизация желудочно-ободочной связки от первой короткой артерии с формированием окна размером 5 - 6 см; осмотр поджелудочной железы и полости сальниковой сумки с рассечением и электрокоагуляцией эндоножницами желудочно-поджелудочной связки, лаваж полости сальниковой сумки. Лапароскопический этап операции завершаем наложением холецистостомы с применением интракорпоральных ручных швов, фиксирующих дренажную трубку в просвете пузыря к его стенке. Брюшная полость дренируется с использованием 3 и 6 порта. При необходимости подводим дополнительный дренаж к корню брыжейки через прокол в левой подвздошной области. При отечной форме острого панкреатита и очаговом жировом панкреонекрозе операция завершается лапароскопическим сквозным дренированием полости сальниковой сумки двухпросветной хлорвиниловой трубкой, проведенной через 2 и 4 порт после формирования окна в малом сальнике. При наличии распространенного перитонита оставляем гильзу для проведения динамической санационной лапароскопии в послеоперационном периоде. При наличии крупных очагов некроза на поджелудочной железе, парапанкреатической и забрюшинной флегмоны, переходим к открытому этапу операции- формированию бурсопанкреатостомы, абдоминизации железы, вскрытию забрюшинной флегмоны. Для этого производим лапаротомию в левом подреберье длиной 5-6 см параллельно реберной дуге, отступя 6см от средней линии с частичным пересечением прямой мышцы живота. Брюшина подшивается к коже. Окно в желудочно-ободочной связке подшивается к брюшине по периметру раны отступя 3 см от ее краев с целью профилактики пролабирования стенки желудка и ободочной кишки в рану. Таким образом формируется бурсопанкреатостома, отграниченная полностью от свободной брюшной полости. Через сформированную стому проводим абдоминизацию поджелудочной железы от хвоста до крючковидного отростка со вскрытием парапанкреатической флегмоны. Удаляются свободнолежащие секвестры, некротические ткани, дейтрит как с самой железы, так из парапанреатической клетчатки. При наличии забрюшинной флегмоны, распространяющейся по правому и (или) левому боковым каналам производим люмботомию с соответствующей стороны длиной до 8 см, вскрытие забрюшинной флегмоны, санацию и дренирование забрюшинного пространства двухпросветными хлорвиниловыми трубками и перчаточным дренажом. При этом осуществляется лапароскопический контроль со стороны брюшной полости. Люмботомные раны ушиваются до 5 см с целью создания адекватного оттока. Полость сальниковой сумки, парапанкреатическая клетчатка дренируются двумя двухпросветными хлорвиниловыми трубчатыми дренажами, установленными над- и под поджелудочной железой для проведения в послеоперационном периоде постоянного лаважа с активной аспирацией. Первую плановую санацию брюшной полости, полости сальниковой сумки и забрюшинной клетчатки проводим на вторые сутки после операции, в последующем- по мере необходимости в зависимости от степени поражения поджелудочной железы и парапанкреатической клетчатки. По данной методике оперировано 8 больных с тотальным панкреонекрозом и забрюшинной флегмоной, диффузным перитонитом и 6 больных с отечной формой панкреонекроза. Было проведено по одной лапароскопической динамической плановой санации брюшной полости, и от 4 до 8 санаций полости сальниковой сумки и забрюшинной клетчатки. По мере купирования гнойно-воспалительного процесса люмботомные раны и бурсопанкреатостома зажили вторичным натяжением по дренажу. Эрозивных кровотечений и образования дигистивных свищей не наблюдалось. Умер один больной 68 лет на вторые сутки от прогрессирующей полиорганной недостаточности, панкреатогенного шока.

В заключении данной главы следует отметить, что разработанные методики эндоскопического лечения острого панкреатита позволяют улучшить ближайшие и отдаленные результаты лечения, повысить эффективность проводимой комплексной терапии данной тяжелой категории больных.

studfiles.net

Первый опыт лапароскопических операций при хроническом панкреатите

Хронический панкреатит (ХП) составляет порядка 10% от общего числа заболеваний органов пищеварения. В последнее десятилетие в большинстве экономически развитых стран отмечается тенденция к увеличению числа этих пациентов. Половине из них требуется хирургическое лечение, основными показаниями к которому являются абдоминальный болевой синдром, панкреатическая и билиарная гипертензия, обструкция двенадцатиперстной кишки (ДПК), внепеченочная портальная гипертензия. Разработка и внедрение новых технологий, лекарств, совершенствование анестезиологической поддержки позволили значительно уменьшить послеоперационную летальность: с 20—25% в 70-х годах ХХ века до 5% и менее в наше время. Однако число послеоперационных осложнений после традиционных оперативных вмешательств на поджелудочной железе (ПЖ) остается высоким — 13—55%.

Минимально инвазивные хирургические методы в настоящее время активно используются при лечении различных заболеваний, но их применение при ХП остается явно недостаточным. В связи с этим актуальным представляется внедрение в таких ситуациях лапароскопических методов, использование которых позволяет надеяться на более благоприятные результаты за счет уменьшения операционной травмы. Цель: улучшить результаты хирургического лечения больных хроническим панкреатитом путем применения лапароскопических технологий.

Материал и методы

С декабря 2012 г. по январь 2014 г. в Московском клиническом научно-практическом центре Департамента здравоохранения Москвы оперировано лапароскопическим способом 13 пациентов с хроническим панкреатитом — 8 мужчин и 5 женщин. Цистоеюностомия (ЦЕ) выполнена двум больным, продольная панкреатоеюностомия (ПЕС) — трем, операция Фрея (ОФ) — четырем, продольная панкреатоеюностомия с цистоэнтеростомией — одному, панкреатодуоденальная резекция (ПДР) — трем. Пять операций были симультанными: холецистэктомия (2), фундопликация по Ниссену (1), внутрибрюшная пластика послеоперационной вентральной грыжи (1), холецистэктомия, холедохоеюностомия, правосторонняя адреналэктомия (1). Возраст пациентов составил 47,3 ± 9,7 лет. Всем в предоперационном периоде выполняли стандартные лабораторные исследования (в том числе определение уровня онкомаркера СА19.9), УЗИ, эндо-УЗИ, КТ брюшной полости с болюсным констрастным усилением. Средний размер головки ПЖ составил 39,3 (29—50) мм. Размер постне- кротических кист составил 74 и 130 мм. Средний диаметр протока поджелудочной железы (ППЖ) — 7,5 (5—12) мм. Операции выполняли с использованием 4—5 троакаров. Интраоперационно использовали ультразвуковой скальпель Harmonic (ETHICON ENDO-SURGERY, США), монополярную коагуляцию, сшивающие линейные степлеры EndoGIA (Covidien, США) 45 и 60 мм.

Техника операций. Положение пациента на операционном столе на спине с разведенными ногами. Оперирующий хирург располагался между ногами пациента, ассистенты — справа и слева. Угол наклона операционного стола во время операции изменяли для большего удобства хирургической бригады и лучшего доступа к зоне интереса. Первый троакар устанавливали параумбиликально после достижения давления в брюшной полости 12—14 мм рт. ст. Дополнительно веерообразно устанавливали по два троакара справа и слева от пупка. В одном наблюдении установлены два дополнительных 5-миллиметровых троакара в эпигастральной и правой подвздошной областях в связи с необходимостью пластики послеоперационного грыжевого дефекта передней брюшной стенки. Печень отводили краниально, фиксируя ее за круглую связку к передней брюшной стенке нитью, которую завязывали на марлевом шарике на коже под мечевидным отростком. В одном наблюдении потребовалась дополнительная установка печеночного ретрактора Nathanson. Желудочно-ободочную связку рассекали на всем протяжении с помощью ультразвукового скальпеля Harmonic. Затем ассистент отводил желудок к передней брюшной стенке в головном направлении, что обеспечивало широкий доступ к ПЖ.

Во всех наблюдениях на передней поверхности ПЖ удавалось осмотреть расширенный ППЖ. Железу прошивали швами-держалками в области перешейка, которыми приподнимали орган. ППЖ вскрывали в области тела монополярным коагулятором или активной браншей ультразвукового скальпеля Harmonic, продлевая разрез в медиальном и латеральном направлениях на протяжении 8—10 см. Все конкременты из ППЖ, а также по возможности из протоков второго порядка удаляли.

В четырех наблюдениях выполнили ОФ, при которой после предыдущих этапов резецировали вентральную часть головки ПЖ, оставляя ткань железы толщиной 5—10 мм вдоль внутреннего края ДПК и справа от верхней брыжеечной вены.

При ЦЕ после осуществления доступа в сальниковую сумку кисту пунктировали, аспирирова- ли содержимое, которое отправляли на биохимическое исследование для определения активности амилазы. Затем частично иссекали стенку кисты с обязательным срочным гистологическим исследованием.

На расстоянии от 30 до 60 см от связки Трейтца тощую кишку пересекали линейным степлером EndoGIA-60 или EndoGIA-45 (белая или синяя кассета). Формировали окно в брыжейке ободочной кишки справа от средних ободочных сосудов. Через него в верхний этаж брюшной полости переводили отключенную по Ру петлю тощей кишки.

Панкреатоеюноанастомоз (ПЕА) “бок в бок” формировали однорядным непрерывным швом нерассасывающимся материалом (этибонд 3-0, полипропилен 3-0). Формирование ПЕА начинали с задней стенки, затем вскрывали просвет кишки и формировали переднюю губу анастомоза.

Цистоеюноанастомоз (ЦЕА) в одном наблюдении выполнен с помощью линейного степлера EndoGIA-45 (белая кассета), в другом — сформирован однорядный ЦЕА “бок в бок” непрерывным нерассасывающимся швом.

В двух наблюдениях ПЕА дополнительно укрыли прядью большого сальника, что, с нашей точки зрения, уменьшало вероятность несостоятельности швов.

Межкишечный анастомоз формировали на расстоянии 60—70 см от ПЕА или ЦЕА линейным степлером EndoGIA-45 (белая кассета). Операцию завершали дренированием области ЦЕА или ПЕА. В четырех наблюдениях дополнительно дренировали подпеченочное пространство.

Технические особенности выполнения лапароскопической ПДР при опухолях неоднократно освещали в предыдущих публикациях. При ХП техника была аналогичной, за исключением лимфаденэктомии.

Результаты

Продолжительность ОФ и ПЕС составила 325—500 мин, ЦЕ — 215 и 450 мин, ПДР — 325—370 мин. Объем кровопотери не превышал 200 мл. В 11 наблюдениях операции были выполнены полностью лапароскопическим способом. В двух наблюдениях потребовалась конверсия. После оперативного вмешательства сутки пациенты находились в отделении интенсивной терапии. Во всех наблюдениях перистальтика восстанавливалась на 1-е сутки после операции. На 2-е сутки пациентов начинали поить, на 3-и — назначали щадящую пищу. Практическое отсутствие боли в ранах обусловливало быструю активизацию больных. Дренажи удаляли в среднем на 4-е сутки после операции (3—5-е сутки). Купирование исходного болевого синдрома после оперативного лечения отмечено во всех наблюдениях.

У двух пациентов в послеоперационном периоде развились осложнения: после ПЕС отмечена панкреатическая фистула, которая закрылась к 19-м суткам после операции; после ПДР возникло кровотечение из эрозии стенки тонкой кишки, также купированное консервативно. Средняя продолжительность послеоперационного периода составила 9 (5—19) дней после ЦЕ, ПЕС и ОФ и 12 дней после ПДР. Летальных исходов не было.

Обсуждение

Основными видами хирургического лечения ХП являются резекционные, дренирующие либо резекционно-дренирующие вмешательства. В мировой практике первый опыт лапароскопических дренирующих операций был описан 15 лет назад, когда в 1999 г. M.S. Kurian и M. Gagner опубликовали пять наблюдений продольной панкреатоеюностомии при ХП лапароскопическим методом. В последующие годы было опубликовано небольшое число статей о лапароскопических операциях при ХП, а число больных в них варьировало от 1 до 17.

Анализ описанных наблюдений показал, что выполнение операций лапароскопическим методом по сравнению с традиционным позволило значительно уменьшить продолжительность пребывания в стационаре после операции в среднем до 5 дней, уменьшить число интра- и послеоперационных осложнений. Также необходимо отметить, что продолжительность оперативного вмешательства практически не увеличилась по сравнению с традиционным методом.

Кровопотеря при операциях любого объема не превышала 200 мл, что является неоспоримым преимуществом миниинвазивной хирургии.

Выполнение ОФ и ПЕС заняло у нас достаточно продолжительное время, но с отчетливой тенденцией к уменьшению. Очевидно, это было обусловлено этапом освоения метода, необходимостью выполнения адгезиолизиса после предшествующих лапаротомных вмешательств в восьми наблюдениях, трудностями при мобилизации ПЖ после выполненных ранее резекций постнекротических кист ПЖ (n = 2) и выполнением симультанных вмешательств (n = 4). Также, анализируя технические особенности вмешательств, отметили, что даже при выполнении экономной резекции головки ПЖ основное время заняло формирование ПЕА. Однако надеемся, что дальнейшая отработка техники операции позволит устранить проблему и уменьшить продолжительность вмешательства.

При выполнении ПЕА, так же как при традиционных вмешательствах, столкнулись с трудностью идентификации ППЖ. Это потребовало конверсии в двух наблюдениях. По мере накопления опыта в ряде ситуаций отказались от интра- операционного УЗИ и предварительной пункции ППЖ, поскольку расширенный флюктуирующий проток хорошо был виден на передней поверхности ПЖ. Вместе с тем рекомендуем применение интраоперационного УЗИ на этом этапе.

Таким образом, выполнение операций лапароскопическим способом позволяет открыть новые возможности для “старых” методов. Минимальная кровопотеря и операционная травма, быстрое восстановление перистальтики и активизация пациентов позволяют ускорить реабилитацию. Также следует отметить, что эндовидеохирургические технологии требуют от хирурга большого опыта и владения техникой интракорпорального шва, поскольку основное операционное время занимало формирование ПЕА и ЦЕА.

Заключение

Первый опыт показывает, что лапароскопические операции при ХП являются доступным, но малоизученным направлением. Они сопровождаются минимальной кровопотерей, более легким течением послеоперационного периода, отсутствием раневых осложнений и минимальным риском образования грыжи в отдаленном периоде, возможностью ранней активизации пациентов, что уменьшает срок пребывания их в стационаре.

Авторы: Хатьков И.Е, Цвиркун В.В., Израилов Р.Е. Алиханов Р.Б., Андрианов А.В.

Полезно:

surgeryzone.net

Лапароскопия при раке поджелудочной железы

Точность лапароскопии при раке поджелудочной железы зависит от точности и подробности данных, полученных на дооперационном этапе. Результаты исследований демонстрируют значительную изменчивость частоты определения операбельности опухоли и дают, таким образом, различные сведения об эффективности диагностической лапароскопии. Более того, в большинстве работ отсутствует информация о применении мультиспиральной компьютерной томографии высокого разрешения.

Широкая доступность мультиспиральной компьютерной томографии значительно увеличила возможности диагностики опухолевого процесса до начала инвазии. Тонкие срезы, большая скорость сканирования и оптимальное применение контрастных сред позволяют выявить и детализировать мелкие поражения, а также получить более точную информацию о взаимном расположении первичной опухоли и окружающих структур. Неоперабельность опухоли можно определить с большой специфичностью (>90%), однако чувствительность остаётся достаточно низкой (70%), что обусловлено преимущественно отсутствием возможности точно охарактеризовать очень мелкие участки поражения печени и брюшины и оценить начальную инвазию в сосудистые структуры.

Обнаружение скрытых метастатических поражений во время лапароскопии при раке поджелудочной железы не должно превышать 20%. В противном случае качество предоперационного лучевого исследования следует считать неудовлетворительным.

На частоту выявления операбельных опухолей влияет не только качество предоперационного обследования, но и отношение хирурга к понятию «операбельность опухолей поджелудочной железы». Явную инвазию опухоли в воротную следует рассматривать как критерий неоперабельного поражения, поскольку такая ситуация ассоциирована с неблагоприятным прогнозом. Частота сегментарной венозной резекции при крупном вовлечении сосудов в нашем центре в настоящее время составляет лишь 3%, средняя выживаемость после резекций сегмента вены — всего 6 мес. Значительно большая выживаемость, до 14 мес, отмечена в группе пациентов с минимальной инвазией сосудов, которым выполняли лишь краевую резекцию, а не продлённую циркулярную резекцию с протезированием. Другие авторы также указывают на зависимость между протяжённостью инвазии венозного сегмента и прогнозом. Частота резектабельных опухолей, а следовательно и результаты диагностической лапароскопии после спиральной компьютерной томографии в основной массе стационаров и в центрах, широко применяющих резекцию и протезирование сосудов при инвазии опухоли, очень различаются. F.R. Spitz с соавт. сообщают о группе из 118 пациентов. Опухоль оказалась неоперабельной лишь у двоих (1%), тогда как 25 пациентам (21%) выполнены резекция и протезирование при инвазии опухоли в магистральные сосуды.

Исследования, посвящённые корреляции результатов КТ с интраоперационными и гистологическими данными при раке поджелудочной железы, показали, что чувствительность и специфичность КТ определяются толщиной срезов при сканировании. При шаге 5 мм чувствительность и специфичность составили соответственно 78 и 76%, при толщине среза 3 мм — 91 и 90%. Кроме того, высокий риск неоперабельности при КТ коррелирует с низкими показателями выживаемости пациентов. При обследовании 71 пациента с потенциально операбельным раком головки поджелудочной S.S. Phoa и соавт. сообщают, что средняя выживаемость при операбельной по данным КТ опухоли составила 21 мес, тогда как при оценке опухоли как неоперабельной — лишь 9,7 мес. В случае успешного удаления новообразования выживаемость относительно ниже в группе пациентов с опухолью размером более 3 см или при наличии местных признаков неоперабельности по данным КТ (отношение рисков составляет 3,2).

Улучшение техники лучевой диагностики, особенно повсеместное применение спиральной КТ высокого разрешения, привело к более эффективному отбору пациентов для операции. Лучевая диагностика (в комбинации с критичным подходом при оценке операбельности опухолей поджелудочной и определении показаний к выполнению паллиативных вмешательств) снизила значение диагностической лапароскопии.

Диагностическая лапароскопия при раке поджелудочной железы

Первое сообщение о применении диагностической лапароскопии у пациентов с опухолями поджелудочной железы было опубликовано A. Cuschieri. В сообщении был приведён опыт обследования 73 пациентов, причём 51 пациенту сразу после лапароскопии была выполнена лапаротомия. У 42 больных (82%) указанной группы во время исследования была верно определена неоперабельная стадия опухолевого процесса. В ещё одном раннем исследовании A.L. Warshaw с соавт. оценили результаты обследования 88 пациентов с потенциально операбельным раком поджелудочной железы и периампулярной области. При лапароскопии отдалённые метастазы были выявлены у 22 (96%) пациентов из 23. Метастазы обнаружены у 15 больных раком головки поджелудочной (27%), у 11 из 17 пациентов (65%) с локализацией опухоли в области тела и хвоста железы, у одного из 17 пациентов (6%) с опухолью периампулярной области.

Главная задача лапароскопии при раке поджелудочной железы заключается в профилактике необязательных лапаротомий, тем не менее многим пациентам на поздних стадиях заболевания лапаротомия необходима с паллиативной целью (например, для наложения обходных анастомозов при непроходимости желудочно-кишечного тракта). Именно поэтому дальнейшие исследования были направлены на оценку общей эффективности лапароскопии по профилактике необоснованной лапаротомии на раннем этапе без необходимости лапаротомии на поздней стадии. В исследовании участвовали 233 последовательно поступивших пациента со злокачественными опухолями верхних отделов ЖКТ, включая 114 больных с опухолью периампулярной области. Первоначально лапаротомии удалось избежать у 17 пациентов (15%), однако на поздней стадии заболевания в связи развившейся непроходимостью двенадцатиперстной кишки лапаротомия потребовалась 5 пациентам из 17. Это привело к снижению общей эффективности лапароскопии при профилактике необязательных лапаротомий с 15 до 11%. В более позднем исследовании, включающем 297 пациентов, было установлено снижение значения лапароскопии до 13% (39 пациентов). Об аналогичных результатах сообщают и другие центры. Повышение точности диагностики стадии заболевания с помощью лучевых методов (в том числе КТ, эндоскопического и внутрисосудистого УЗИ) привело к более правильному отбору пациентов для последующих этапов лечения.

Отказавшись от диагностической лапароскопии при опухолях периампулярной области, у 186 последовательно поступивших в нашу клинику пациентов мы оценивали эффективность применения одной лишь спиральной КТ высокого разрешения. При лапаротомии неоперабельная опухоль была обнаружена у 63 пациентов (34%), метастазы выявлены у 29 (16%). Учитывая предыдущую точность лапароскопии (59%), потенциальное преимущество составило лишь 10%, в связи с чем изменили тактику обследования, отказавшись от плановой предоперационной лапароскопии, и выполняем её лишь избирательно.

К сожалению, прогноз для жизни при раке поджелудочной железы по-прежнему остаётся неблагоприятным, в большинстве случаев не удаётся справиться с прогрессированием заболевания. Хирургическое удаление опухоли — единственный шанс добиться определённого улучшения. Из-за раннего развития отдалённых метастазов и быстрого местного распространения процесса на момент выявления заболевания операция может быть предложена лишь 10-20% пациентов. Развитие методов эндоскопического стентирования снизило необходимость выполнения лапаротомии для открытого наложения анастомоза у пациентов с нерезектабельной опухолью. Для рака поджелудочной характерно частое развитие мелких метастазов в печени и на брюшине, поэтому диагностическая лапароскопия, позволяющая избежать эксплоративной лапаротомии, представляет большой интерес.

Полезно:

surgeryzone.net

Лапароскопия при панкреонекрозе

Паращенко А.Ф. (5 курс, леч. ф-т)

Кафедра госпитальной хирургии ЯГМА

Научные руководители – д.м.н., проф. Рыбачков В.В., асп. Дубровина Д.Е.

В настоящее время в структуре неотложной хирургии острый панкреатит занимает третье место после острого аппендицита и холецистита. Летальность при остром панкреатите, несмотря на применение современных методик консервативного и оперативного лечения, остается очень высокой. При деструктивных формах этого заболевания летальность достигает 80%. Рассматривая хирургические методы лечения острого панкреатита, прежде всего необходимо остановиться на лапароскопии. Этот метод позволяет с достаточно высокой точностью поставить правильный диагноз, верифицировать форму панкреонекроза и выявить перитонит.

С 2000 по 2005 г в клинике лечилось 148 больных с острым деструктивным панкреатитом. Среди больных с панкреонекрозом мужчин было 72%, женщин 28%, из них 30% лица пожилого возраста. Всем больным проводилось комплексное обследование по общепринятой схеме, с применением традиционных клинических, лабораторных и ультразвуковых методов. Экстренная лапароскопия выполнялась у 71% больных панкреонекрозом, под местной анестезией, а у больных пожилого возраста и больных с клиникой панкреатогенного шока прибегали к общему обезболиванию (эндотрахеальный наркоз), после проведения противошоковой инфузионной терапии. Лапароскопия в течение первых суток была выполнена у 34% больных, на вторые сутки - у 41% больных, на третьи сутки - у 16% и на четвертые сутки и позднее - у 9% больных. На момент выполнения лапароскопии у всех больных развилась фаза токсемии. В большинстве случаев был диагностирован геморрагический панкреонекроз – у 67%, смешанный панкреонекроз - у 25%, жировой панкреонекроз - у 6% больных. Гнойный выпот обнаружен у 2% больных. Во время лечебных лапароскопий производили целенаправленные лапароскопические мероприятия: дренирование брюшной полости (91%), блокаду и катетеризацию круглой связки печени (82%). Только у 34% больных после проведения лапароскопии выполнялись другие оперативные вмешательства. У 70% больных после проведения санационной лапароскопии отмечались изменения показателей иммунологического статуса: увеличение количества Т-лимфоцитов, В-лимфоцитов, иммуноглобулинов класса G, M, A, снижение уровня циркулирующих иммунных комплексов. Отмечалось снижение лейкоцитарного индекса интоксикации, протеолитической активности плазмы крови. Летальные исходы у больных панкреонекрозом, при комплексном лечении с проведением санационной лапароскопии наблюдались в 10,1% случаев.

Применение лапароскопии при деструктивных формах панкреатитов позволяет избежать необоснованных лапаротомий, обеспечить в ряде случаев адекватное дренирование и эффективное лечение, а в других случаях обосновать показания к лапаротомии.

Уровень с-реактивного белка у больных облитерирующим атеросклерозом артерий нижних конечностей

Резеньков А.В. (5 курс, леч. ф-т)

Кафедра факультетской хирургии ЯГМА

Научный руководитель – к.м.н. Смирнов Г.В.

Цель исследования: установить значение С-реактивного белка (СРБ) в развитии атеросклеротического процесса у больных облитерирующим атеросклерозом артерий нижних конечностей и оценить его влияние на течение послеоперационного периода.

Материалы и методы: был обследован 31 больной облитерирующим атеросклерозом артерий нижних конечностей, находившихся на лечении в клинике факультетской хирургии ЯГМА на базе МСЧ НЯ НПЗ отделения хирургии сосудов за период с 2000 по 2005 год. Определение СРБ проводилось с помощью твердофазного иммуноферментного метода.

Результаты исследования. Средний уровень этого показателя в группе больных достоверно превышал значение показателя группы контроля (р<0,001). Рубцовые изменения миокарда по данным электрокардиографии сочетались с повышенным содержанием СРБ. В случаях хронической ишемии значение показателя коррелировали с её степенью тяжести. При критической ишемии частота гиперпродукции увеличивалась в два раза по сравнению со 2 стадией ишемии (р>0,05). Частота обнаружения трофических изменений чаще выявлялась у больных с повышенным уровнем СРБ. Отмечена тенденция увеличения, как частоты выявления, так и среднего значения СРБ среди больных с неблагоприятным течением послеоперационного периода. Встречаемость гиперпродукции показателя достигала максимума в группе больных с тромботическим характером осложнений. Потеря конечности вследствие развития гангрены стопы и голени в этот период достоверно (р<0,05) реже встречалась в группе с низким содержанием СРБ. При определении содержания СРБ среди больных в послеоперационном периоде в течении 1 года послеоперационного периода обозначилась стойкая тенденция к более высокому уровню содержания СРБ среди больных с осложнённым течением (р>0,05). В случаях тромботических осложнений пред операцией частота встречаемости высокого уровня СРБ среди пациентов отмечалась в 50,0%, тогда как у больных с инфекционным характером осложнений - в 20,0% (р>0,05). Такая же закономерность встречалась на протяжении позднего послеоперационного периода до 167 суток. При эффективности оперативного лечения была определена устойчивая тенденция к низкому уровню этого показателя на протяжении одного года.

Выводы. Повышение СРБ среди данного контингента больных связано в основном с тяжестью трофических изменений нижних конечностей, с высоким риском развития тромботических осложнений атеросклеротического процесса в послеоперационном периоде.

studfiles.net


Смотрите также